Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Показывают зубы: Эстония приступила к масштабным закупкам оружия
2021-07-12 12:36:06">
2021-07-12 12:36:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

До конца этого года Эстония получит партию морских мин — соответствующий договор с финской компанией-производителем представители эстонского Центра оборонных инвестиций подписали в городе Ханко. Командующий Военно-морскими силами Эстонии коммодор Юри Саска заверил, что гражданскому судоходству эти мины не угрожают. Однако отрицать факт, что маленькая балтийская страна лихорадочно вооружается, уже невозможно. Подробности — в материале «Известий».

Зачем закупают мины

Силы обороны Эстонии не разглашают ни объемы поставок мин из Финляндии, ни стоимость контракта. Мины будут доставлены в Эстонию уже в этом году, но, по уверениям главы ВМС, устанавливать их в море немедленно никто не собирается. По словам Саски, минирование территориальных вод — это в первую очередь «средство сдерживания вероятного противника».

Коммодор уточнил: «Главный принцип — ты должен сообщить, что ты это сделал. Ты не обязан передавать, что начинаешь минирование, но ты должен сообщить, что уже это сделал. Другое дело, сделал ли ты это на самом деле или нет». Также командующий ВМС добавил, что мины — лишь один из компонентов создаваемой в Эстонии системы береговой обороны. «Наше учреждение получило задание провести тендер на поставку комплекса береговой обороны в составе двух новых компонентов. Первый — это морские мины и средства для их установки, второй — береговая оборона, то есть противокорабельные ракеты. И на данный момент с подписанием этого договора мы выполнили первую часть этого задания», — поведал, в свою очередь, менеджер таллинского Центра оборонных инвестиций по стратегическим программам ВВС и ВМС Аско Кивинук. Он добавил, что договор на поставку противокорабельных ракет в Эстонию должен быть подписан до конца этого года. А сейчас идет оценка возможных поставщиков смертоносного оружия.

Финская морская мина PM 04

Финская морская мина PM 04

Фото: commons.wikimedia.org/MKFI

В октябре прошлого года американское издание Defense News сообщило, что министерство обороны Эстонии планирует усилить свою береговую оборону морскими минами и противокорабельными ракетами. По данным издания, правительством на проект было ассигновано €645 млн, что составило примерно 2,3% ВВП. Программа береговой обороны признана приоритетом регулярного военного бюджета, утвержденного до 2026 года.

Чем вооружаются эстонцы

В конце марта эстонский министр обороны Калле Лаанет, выступая с докладом в парламенте, сказал буквально следующее: «COVID-19 в дополнение к кибератакам и информационной войне добавил в арсенал российских операций по влиянию вакцинную дипломатию. Но и готовность к военным действиям со стороны России никуда не делась. Стратегические учения «Запад-2021», которые пройдут в сентябре, еще раз демонстрируют реальные военные планы России».

Как пояснил министр, «в ближайшие годы Эстония должна приложить еще большие усилия для усиления своей обороны — как самостоятельно, так и в сотрудничестве с союзниками. Эстонии необходимо как можно скорее восполнить пробелы и недостатки в ключевых оборонных возможностях, поскольку уязвимость делает маленькую страну мишенью».

На данный момент под ружьем в Силах обороны Эстонии числятся 6400 человек (плюс 60 000 резервистов). Еще 26 000 состоят в разных добровольческих военизированных организациях типа «Кайтселийта». Сейчас Таллин делает ставку на повышение технической оснащенности своего воинства. В настоящее время эстонская армия получает американские автоматические винтовки R20, американские же противотанковые ракетные комплексы Javelin и шведские противотанковые гранатометы Carl-Gustav. Также на вооружение принимаются закупленные в Южной Корее самоходные артиллерийские установки.

шведский противотанковые гранатометы Carl-Gustav

Шведские противотанковые гранатометы Carl-Gustav

Фото: commons.wikimedia.org/Swadim

И вот теперь очередь дошла до морских мин и противокорабельных ракет. Аско Кивинук сообщил Defense News, что «военно-морские силы Эстонии в настоящее время оттачивают требования, чтобы убедиться, что они соответствуют долгосрочным планам развития». Стратегия закупок была разработана к концу ноября 2020-го. Сама программа закупок должна занять, как предполагается, от 24 до 36 месяцев.

Эти планы вызывают понятную обеспокоенность к востоку от эстонской границы. «Для России это неприятный факт — с учетом того, что современные противокорабельные ракетные комплексы вполне способны к высокоточному поражению береговых целей, и эстонские ракеты легко смогут угрожать объектам в Санкт-Петербурге», — полагает российский военный эксперт Михаил Барабанов.

Куда ушли оркестр и капелланы

Аско Кивинук говорил, что его страна в целях экономии желает закупать оружие совместно с другими странами НАТО, находящимися по соседству. Но в июне 2021 года стало известно, что Латвия отказалась участвовать в совместной с Эстонией закупке противокорабельных ракет. Тендер планировалось реализовать в рамках плана развития ВМС обеих стран на ближайшие четыре года — но Латвия вышла из договора. По словам эстонского министра обороны Калле Лаанета, его латвийский коллега Артис Пабрикс объяснил отказ от участия в проекте нехваткой у Риги денег на такую покупку. Изначально предполагалось, что на приобретение противокорабельных ракет и морских мин потребуется около €56 млн, но чиновники не исключают, что теперь, когда Эстонии придется закупать ракеты в одиночку, проект может обойтись дороже. Что для Таллина особенно неприятно в связи с начавшейся в республике кампанией по тотальной экономии государственных средств.

 SISU

Финский бронетранспортер SISU

Фото: commons.wikimedia.org/Sgt. Freddy G. Cantu

Эстонский публицист Аллан Хантсом отмечает, что своим отказом покупать «в складчину» партию противокорабельных ракет и морских мин военные Латвии поставили своих эстонских коллег в непростое положение. «Решение латвийских военных можно также расценивать как маленькую соседскую месть Эстонии за ее прежний отказ купить совместно с Ригой партию бывших в употреблении финских бронетранспортеров SISU за $200 млн. По оценке отдела бронетехники эстонского Центра оборонных исследований, хотя формально старые БТРы были еще пригодны для боя, однако многие из них сильно пострадали во время зарубежных миссий. Когда на них загрузили патрульное снаряжение и боеприпасы, то передний мост некоторых машин просто не выдержал такой нагрузки», — напоминает Хантсом.

Бюджетная стратегия на четыре года, которую правительство Эстонии утвердило 29 апреля, предусматривает военные расходы не менее 2% ВВП. Однако страна переживает экономический кризис и нуждается в жесткой экономии. В частности, было решено сократить штат гражданских служащих при армии с 500 до 200 человек, расформировать духовой оркестр Сил обороны Эстонии и службу армейских капелланов — на этом предполагается сэкономить в течение ближайших четырех лет €114 млн. Но даже такие относительно скромные сокращения вызвали сильнейшее раздражение у эстонских ультраправых. Праворадикальная Консервативная народная партия (EKRE) даже попыталась организовать вотум недоверия и смещение Лаанета, но безуспешно. Тут стоит напомнить, что выдвинутый EKRE кандидат в президенты Эстонии Хенн Пыллуаас заявляет о территориальных претензиях к России, утверждая, что РФ удерживает «исконно эстонские земли» в Ленинградской и Псковской областях.

Архиепископ эстонской евангелическо-лютеранской церкви Урмас Вийлма заявил, что для армии страны содержание священников не менее важно, чем закупка мин и ракет. «Сколько может стоить одна морская мина или противокорабельная ракета? Я этого не знаю. Но мне известно, что в 2020 году на службе в Силах обороны было 11 капелланов, шесть из них — лютеранские священники. Силы обороны за счет сокращения этих капелланов (и оркестра) и реорганизации их деятельности экономят сейчас ровно столько, чтобы хватило на морские мины и противокорабельные ракеты», — рассказал пастырь. Вийлма напомнил, что капелланы внесли большой вклад в оказание помощи жертвам несчастных случаев и нападений, раненым и их близким, включая предотвращение самоубийств. Кроме всего прочего, именно им порой приходится передавать близким военнослужащего сообщение о его смерти. Кто теперь будет заниматься этим, непонятно.

Читайте также