Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Среди людей, страдающих онкологическими заболеваниями, распространено мнение, что их диагноз — это противопоказание к вакцинации. Иногда даже можно услышать, что лечащие врачи-онкологи не рекомендуют своим пациентам делать прививку именно по этой причине. На мой взгляд, такой подход ошибочный. Онкобольные обязательно должны вакцинироваться, в том числе и те, чье заболевание находится в острой стадии, кто в настоящее время проходит лечение.

Люди сравнивают риски, это понятно. Я считаю, что риск столкнуться с тяжелым течением COVID-19 и в дальнейшем получить осложнения сегодня очень высок как для абсолютно здоровых людей, так и для страдающих онкозаболеваниями. Во-вторых, COVID-19 на фоне онкозаболевания — дополнительный риск тяжелого течения болезни. Как известно, этот вирус поражает легкие, особенно большие проблемы создает последний штамм, с которым мы столкнулись в третью волну. Сегодня человек обращается к врачу с одышкой, клиническое исследование выявляет у него пневмонию на фоне коронавируса и 50–60-процентное поражение легких. То есть, их у него фактически нет, они не работают. К сожалению, он скорее умрет от коронавируса, чем от рака легких.

Прежние версии вируса почти не поражали детей, и мы могли считать наших пациентов юного возраста защищенными от ковида. Но сейчас болеют и дети, значит, могут появиться заразившиеся и в этой возрастной категории наших пациентов. Их абсолютно необходимо защитить вакцинированием.

При обострении онкозаболевания невакцинированный от ковида больной, разумеется, начнет получать соответствующую терапию. Но если он подхватит вирус, противораковую терапию сразу же остановят и в первую очередь начнут лечить ковид. Это отнимает время, которое очень ценно для наших больных. То же относится ко всем заболеваниям, не только к онкологическим. Сначала ковид — потом остальное.

На мой взгляд, онкобольных в стадии обострения следует прививать «КовиВаком». Эта вакцина сделана по классической технологии на основе «убитого» вируса, мы понимаем, как она действует. Векторная технология, используемая в изготовлении препаратов «Спутник V» и AstraZeneca, недостаточно изучена, данных по российской «ЭпиВакКороне» пока мало. Вакцины на основе матричной РНК от компаний Pfizer, BioNTech, Moderna — нечто совершенно новое. Мы не можем со стопроцентной уверенностью предсказать, как они проявят себя в будущем: прививочная кампания в мире началась совсем недавно. Такие случаи бывают — самый известный пример касается виагры: препарат вышел на рынок как средство от гипертонии, но благодаря внезапно обнаруженным свойствам сегодня используется для лечения эректильной дисфункции.

Да, сейчас есть некоторый дефицит «КовиВака». Как известно, он связан с ограниченными производственными мощностями разработчика — Центра Чумакова. Тем временем китайцы создали свою вакцину, аналогичную нашему «КовиВаку», и производят ее в огромных количествах. Их препарат закупают Бразилия и Аргентина, хотя наверняка у них есть и свое производство. Почему бы нам, пока мы не наладили выпуск «КовиВака» в достаточном количестве, не закупать китайский аналог? Насколько я знаю, руководство Центра Чумакова вело переговоры с онкоклиниками о вакцинировании их пациентов, это было бы правильным решением. Но если нет этой вакцины, надо делать прививку тем, что есть — например, «Спутником». Для онкобольных оставаться без защиты от ковида — крайне опасно.

Автор — президент Фонда «Вместе против рака»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир