Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Детские книги для взрослых: не стало Ксении Драгунской

На ее рассказах и пьесах выросло несколько поколений читателей и театралов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В свое время шутили, что дочь знаменитого и всеми любимого детского писателя Виктора Драгунского Ксения — самый известный младенец страны. В литературу она вошла задолго до того, как решила стать писательницей и вообще смогла принимать какие-либо решения.

«Мама протянула мне сверток. Я взял его.

— Что это, мама? — спросил я.

— Это твоя сестренка Ксения, — всё так же тихо сказала мама. Я молчал», — так описал первую встречу Дениса и Ксении Виктор Драгунский в «Денискиных рассказах».

Резковатая и искренняя Ксения Викторовна не романтизировала своего детства — с теплом вспоминала дачные каникулы в «Красной Пахре», потому что «там было много соседей, велосипеды, костры, ежики, барбосы», папу знала недолго, он умер, когда ей было шесть лет. Мамы опасалась. «Она была такая вертикаль, что я пикнуть боялась», — рассказывала в интервью, обижаясь на нее за вечную занятость и каких-то занудных старух-нянек.

Автор множества книг не переносила сладкой патоки для малышей и назидания для подростков в литературном и разговорном жанрах. Ее детские рассказы («Ангелы и пионеры», «Большая меховая папа») лишь притворяются детскими: на самом деле это глубокая, драматичная и философическая проза, рассчитанная, как и всякая хорошая детская литература, и на взрослую аудиторию. Дерзкая и хулиганистая — на книгах Драгунской стоят довольно высокие возрастные маркировки, но не из-за употребления ненормативной лексики, а из-за правды без прикрас, а может, и свойственного классической русской традиции оборотничества.

Претендующие на ангелический чин пионерские праведники оборачиваются сущими чертенягами; сущие черти, шпана, оказываются малыми. Чего только стоит эпизод из «Ангелов и пионеров», где рассказывается, как учителя едят шторы.

«— Откуда ты знаешь, что учителя едят шторы? — удивился дедушка.

— А почему, по-твоему, всё время собирают деньги на шторы? Когда я училась в школе (а бабушка, кстати, училась в той же школе, что и папа), каждый год собирали деньги на шторы. И теперь то же самое. Каждый год! Куда они девают шторы? Жуют, конечно же! Учителя питаются шторами, а в шторах маловато витаминов».

Как драматург Ксения Драгунская дебютировала в 1993 году — пьесу «Земля Октября» напечатали в журнале «Современная драматургия» и перевели на немецкий язык. Она быстро нашла самостоятельную нишу, не впав в абсурдизм и депрессивный, обнажающий боль новой реальности натуризм, ее добрые истории про хорошего человека балансировали на грани первого и второго. Она могла взять какой-нибудь совершенно мелодраматический, водевильный сюжет и превратить его в абсурдистскую игру, легко переводя повествование в какую-то небытовую плоскость.

В общей сложности она написала более 30 пьес, идущих во множестве театров России, ближнего и дальнего Зарубежья и переведенных на разные языки. Самые известные — «Секрет русского камамбера утрачен навсегда-навсегда», «Яблочный вор», «Эдит Пиаф. Мой легионер». Среди сборников ее пьес — «Трепетные истории», «Пить, петь, плакать». Ее драматургия шла в Санкт-Петербургском академическом театре комедии имени Акимова, в московском театре Et Cetera и других.

Сегодня Ксении Драгунской не стало. Об этом сообщил ее брат, Дениска, Денис Драгунский в соцсетях. «Упокой, Господи, душу новопреставленной рабы Твоей Ксении. Моя любимая и незабвенная младшая сестра скончалась сегодня в 11:30 от внезапной тяжелой болезни. О времени прощания сообщим».

Читайте также
Прямой эфир