Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во время своего первого международного вояжа президент США Джо Байден запланировал встречи с лидерами G7, НАТО и нескольких стран, приглашенных на эти саммиты в качестве гостей. Однако внимание всего мира в основном будет приковано к его переговорам с президентом России Владимиром Путиным. Ведь именно там будут обсуждаться экзистенциальные, можно сказать, судьбоносные вопросы, в том числе — войны и мира.

Судя по заявлениям Байдена накануне вылета в Европу, 16 июня в Женеве он собирается выдать длинный список обвинений против России, таких как, например, ее предполагаемое вмешательство в американские выборы, хакерские атаки, агрессия на Украине, преследование оппозиции, поддержка президента Сирии Башара Асада и некоторые другие примеры «плохого поведения».

Многие из этих претензий были включены в заключительное коммюнике саммита G7. Там от России потребовали прекратить «дестабилизирующее поведение» и «пагубную деятельность», включая вмешательство в демократические системы других стран, выполнять свои международные обязательства, в том числе в области прав человека, выявлять, пресекать и привлекать к ответственности тех, кто проводит атаки вымогателей и других киберпреступлений. Если Байден начнет разговор в таком духе, то ничего хорошего от саммита ждать не следует.

Путин, очевидно, будет отвергать все эти обвинения и в ответ приводить примеры «плохого поведения» Америки. А их вообще-то предостаточно: бесконечные войны на Ближнем Востоке, которые привели к колоссальным человеческим и материальным жертвам, организация госпереворота на Украине, финансирование российской внесистемной оппозиции, информационные войны, попытки сорвать строительство «Серверного потока – 2», лавины неоправданных и незаконных санкций. Да и с правами человека в цитадели мировой демократии не всё обстоит благополучно, причем не только из-за расовых проблем. Если почти половина страны не верит в справедливость результатов президентских выборов, то это означает, что их права были нарушены.

Тем не менее двум президентам, помимо взаимных обвинений, нужно сделать хоть какие-то, пусть небольшие, шаги, если не к примирению, то, по крайней мере, к пониманию, где прочертить так называемые красные линии, переступать через которые точно нельзя. С учетом того что, по мнению многих экспертов и обозревателей, именно Украина может стать местом прямого военного столкновения России и США, которое имеет все шансы перерасти в третью мировую, эти линии необходимо провести, возможно, и не в публичном формате.

Байдену следует напомнить, что для Америки Украина — не вопрос обеспечения собственной безопасности, а всего лишь инструмент для усиления своего геополитического влияния в Евразийском регионе за счет ослабления России. Поэтому никаких уступок ему Путин здесь предложить не может. Единственный выход из кризиса — это неукоснительное выполнение всех без исключения пунктов Минских соглашений.

Впрочем, следует признать, что Байден находится в более сложной позиции из-за жесткой критики республиканцев, многие из которых вообще были против этого саммита, представляя его как подарок президенту России. Любой, даже мало-мальский, компромисс будет ими интерпретирован в лучшем случае как мягкотелость американского президента, а в худшем как предательство.

Поэтому еще накануне вылета в Европу Байден попробовал усидеть на двух стульях, заявив, что «мы не стремимся к конфликту с Россией и хотим стабильных и предсказуемых отношений», но тут же добавил, что «Соединенные Штаты будут реагировать решительно и осмысленно, если российское правительство будет заниматься вредоносной деятельностью».

Тем не менее, Байден все-таки сделал несколько шагов навстречу России. Например, не ввел санкции против оператора «Северного потока – 2», не пригласил президента Украины Владимира Зеленского в качестве гостя на совещание НАТО и, скорее всего, надавил на ЕС, чтобы тот также не приглашал его на свое заседание. В качестве пряника Байден позвонил Зеленскому и пригласил его в Вашингтон в июле, но все прекрасно понимают, что это не заменит участие украинского президента в европейских встречах в верхах. К тому же обвинение в адрес Киева в искажении им слов Байдена о якобы готовности предоставления Украине плана действий для членства (ПДЧ) в НАТО говорит о том, что в настоящее время это не включено в повестку дня.

Теперь все ожидают, какие ответные любезности Байдену может преподнести Путин. Но поскольку Россия категорически отвергает все обвинения Вашингтона, то речь может пойти не о признании «плохого поведения», а о предоставлении Москвой длинного списка тем для переговоров о ядерной и кибербезопасности, борьбе с пандемией и изменением климата, взаимовыгодном сотрудничестве в Арктике и космосе, решении других глобальных проблем на планете.

И, на мой взгляд, Путину, возможно, следует напомнить Байдену о ценностях, которым часто следуют простые американцы, но которыми пренебрегают их политики. Например, live and let live — «живи и давай жить другим».

Автор — президент Американского университета в Москве

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир