Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы видим рост Т-клеточного иммунитета у россиян»
2021-06-07 15:55:30">
2021-06-07 15:55:30
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

У россиян растет Т-клеточный иммунитет к коронавирусу, показало новое исследование, которое проходит в Москве. Об этом в интервью «Известиям» рассказал руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков. Также вирусолог подробно объяснил, почему после COVID-19 и вакцинации может быть полезно ходить без маски, а также чем вызвано увеличение внимания к гипотезе лабораторного происхождения коронавируса.

— Ученые всего мира обратились к ВОЗ с просьбой расследовать лабораторное происхождение коронавируса. На эту тему президент США Джо Байден тоже высказался: по его словам, разведданных много, но их необходимо обработать. «На источниках» дала комментарии британская разведка. Что это за новый всплеск обсуждения утечки вируса?

Думаю, это внутренние игры, которые нужны некоторым политикам. Как только в Ухане стартанула пандемия, профессионалы взвесили разные гипотезы и, сравнив вероятности, получили ответ. Информация в современной политике — это источник давления и торговли. С одной стороны, США хочет нормализовать торговые отношения с Китаем, а с другой стороны, внутренние рейтинги Байдена на фоне его невнятных заявлений падают. Накапливается пессимизм относительно его дееспособности. Чтобы поддерживать свои рейтинги, Байдену нужна красивая PR-история. Больших войн сейчас не ведется, что могло бы затмить пандемию, и поэтому они обратили свое внимание на лабораторное происхождение.

— А что будет, если в США получат точные доказательства утечки?

Обычно это международный суд, разрыв отношений, в случае, если страна не идет на выдачу виновных, санкции. Но я очень сомневаюсь, что США пойдут на это, имея в руках даже самые твердые доказательства. Поэтому и ВОЗ делает такие заявления, которые мы слышим.

— То есть даже если и существуют данные о том, что пандемия началась с Института вирусологии в Ухане, их не огласят?

— Да. Это вам не история с «Новичком».

Заведующий Лабораторией геномной инженерии МФТИ Павел Волчков

Заведующий лабораторией геномной инженерии МФТИ Павел Волчков

Фото: МФТИ

— Тем не менее пандемия пока не стихает. Еще прошлым летом в статьях ученых некоторых стран говорилось, что уровень популяционного иммунитета достигнут (допустим, в Бразилии было до 76% в некоторых городах). И потом мы видим там жуткую третью волну с огромным количеством зараженных. Как вы это объясняете?

Я это объясняю несовершенством данных. Мы тоже в прошлом году объявляли о высоком уровне антител в Москве, например. А потом выяснилось, что кровь на антитела брали прежде всего у медиков. Это называется нерепрезентативная выборка. Кроме того, кто в первую волну сдавал кровь на антитела? Понятно, что это были те люди, которые чувствовали, что переболели, но не сделали репорт об этом. И да, с высокой вероятностью эти антитела у них будут.

— А что вы скажете, если количество зараженных в разных странах превысит их население? Это будет для вас означать, что популяционный иммунитет так и не выработался?

— Я мало во что верю, но точно верю в иммунитет, так как хорошо представляю, как он работает. Если такое произойдет, я скорее приписал бы тому, что один человек может сделать несколько тестов. Или в стране должна работать отлаженная система, подобная той, которая применяется при переписи населения.

— То есть вы готовы поверить в то, что, допустим, в России живет больше человек, чем указано в переписи, или в то, что информация о тестах дублируется, нежели в то, что люди заражаются повторно?

Систему легко наладить так, чтобы она фиксировала повторные заражения. Пока мы наблюдаем только единичные случаи. Впрочем, тут еще нужно понимать вот что: да, вы можете быть инфицированы вторично. Но не факт, что вы будете сильно болеть. Это и есть работа иммунитета, в которую я верю.

антитела
Фото: РИА Новости/Алексей Сухоруков

— Насколько я знаю, сейчас проходит исследование Т-клеточного иммунитета у москвичей. У какого количества людей его удается обнаружить?

— Такое исследование действительно ведется. Предполагается протестировать порядка 10 тыс. людей. Для такой дорогой технологии это нормальная выборка. У этих людей сопоставляют данные антител, получаемых двумя методами (разными наборами), и ELISPOTа (лабораторный метод исследования Т-клеточного иммунитета. — «Известия»), альтернативой которому является проточная цитометрия (исследование одиночных клеток. — «Известия»). Результат ожидаемый: мы видим рост Т-клеточного иммунитета у россиян.

— Нужно ли носить маски переболевшим и вакцинированным?

Я бы не рекомендовал. Хотя, если вы вакцинировались вчера, то до развития полноценного ответа (например, для «Спутника V» это 42 дня) вам, конечно, лучше бы походить в маске. Но потом полезно ее снять.

— В чем же польза?

Таким образом мы тренируем наш адаптивный иммунитет. Именно этот сегмент защитной системы позволяет экстренно развить иммунитет к чему-то новому, против чего до этого у организма не было «оружия». Чтобы вы получили первый ответ адаптивного иммунитета, должно пройти от семи до девяти дней. Дальше он продолжает прогрессировать в зависимости от того, появляется ли бустер. В данном случае это столкновение с коронавирусом.

— Допустим, на нас чихают в метро, мы без маски и опять сталкиваемся с коронавирусом. Он попадает только в дыхательную систему?

— И в ЖКТ. Сглатывая, вы проталкиваете вирус в ЖКТ. То есть работают два центра защиты: это покровы ЖКТ и респираторных путей. Они первым делом принимают удар.

Если вы уже переболели или вакцинировались, то таким образом вы получаете небольшой бустинг. Это как вторая (третья, четвертая) дозы вакцины. Но она даже в некоторой степени лучше, так как вы получаете эту дозу локально, через респираторный тракт, где и нужно вырабатывать ваш иммунитет. Это крайне правильный способ поддерживать вашу систему в тонусе.

маски
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

— А если я вакцинировалась, допустим, год назад и ходила всё это время в маске?

У вас не было возможности постоянно держать свою иммунную систему в тонусе. Уровень антител у вас, скорее всего, уже упал, а уровень секретирующихся IgA-антител (которые живут на слизистых. — «Известия») низкий. Вот такие люди могут действительно заболеть. Но клетки памяти у вас остались, они никуда не делись. Они сидят и ждут своего антигена. Однако нет стимула, и они начинают уходить. Переболев, вы их получаете в огромном количестве. Потом они сидят в лимфатических узлах. И далее нужен естественный способ вакцинации — это регулярная встреча с вирусом. Активация этих клеток развивается несколько часов. А за три дня вы получаете полный ответ. И это означает, что вы не дадите вирусу войти в продуктивную фазу и не допустите его распространения.

— Вы сейчас имеете в виду популяцию или организм конкретного человека?

— И то, и то. Важно, чтобы человек был тупиком для залетевшей инфекции. Иммунный ответ быстрее, чем в первый раз. И вирус не успеет размножиться до тех количеств, которые легко заражают другого человека. Потому что здесь концентрация имеет значение.

— Получается, что если мы будем ходить в масках, то продлим циркуляцию вируса в популяции?

— Да, это так.

— А кассирам, врачам, тем, кто сидит на людском потоке, но при этом переболел или вакцинировался, нужно носить маски?

Да. Там бустинг идет очень высокими дозами вируса. Люди, лежащие в больницах, выдыхают значительно больше частиц, чем случайный прохожий, идущий по коридору в офисе. Кроме того, врачи могут просто переносить инфекцию от одного к другому. Также я крайне рекомендовал бы носить маску родителям, которые ухаживают за больными детьми с любой инфекцией. Они их целуют, обнимают и в результате получают просто огромную дозу вируса. И, безусловно, не нужно отключать обычную логику: держать социальную дистанцию, не подходить к человеку, который чихает и кашляет.

нарушитель
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Кирилл Зыков

— Сейчас июнь 2021 года. Заболеваемость в России — 8–9 тыс. новых случаев в день. Почему до сих пор мы видим так много заболевших?

Карантинные меры уже давно не соблюдаются. Мероприятия идут. Кино, театры открыты. Если бы люди активно вакцинировались, мы могли бы гораздо быстрее подавить пандемию.

— Какие независимые оценки разных вакцин сейчас доступны?

— Сейчас появились очень интересные сравнительные данные, которые открыто публикуют в Венгрии. Страна закупила целый спектр вакцин и выкладывает информацию по побочкам. Их может посмотреть каждый человек. И я с радостью могу констатировать, что наш «Спутник V» выглядит там очень достойно. Например, там нет данных о тромбозах, которые некоторые эксперты прогнозировали аденовирусным препаратам. После «Спутника V» тромбозов нет. Только гриппоподобный синдром сразу после прививки, о чем сразу было написано в инструкции препарата. Думаю, эти данные должны быть широко распространены.

Читайте также