Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ЕГЭ — это крайне сложная конструкция. Поскольку, по мере того как Единый государственный экзамен внедрялся в России, он прошел очень большой путь. А вместе с ним этот большой путь прошли и мы. Когда он только вводился, не было большего противника ЕГЭ, чем я. Потому что в нем присутствовали очень грубые вещи, касающиеся гуманитарных предметов. Мы их назвали «угадайка». Например, там был вопрос: любил ли Онегин Татьяну? И три варианта ответа, из которых надо было выбрать правильный: «да, любил»; «нет, не любил»; «когда как». Вот «когда как» был правильный. Поэтому, конечно, у меня это вызывало просто дикое неприятие.

Но, постепенно совершенствовались инструменты ЕГЭ. И сегодня «угадайка» убрана из экзамена. Там появились такие вещи, которые не спишешь и не угадаешь. Называются они — эссе. Это довольно сложный жанр. Причем эссе появилось не только на экзамене по литературе, но и по истории. И, для того, чтобы его написать, нужно знать, например, что Иван Грозный и Шекспир — это современники. То есть появился взгляд на мир в системе. Кроме этого, была введена устная часть. Понятно, что просто заполнение конструкций в иностранном языке — это ерунда. Это мало что объясняет. Но, когда появилось аудирование и говорение, стало возможным посмотреть, как человек строит свою речь. То же самое и в литературе. Входным бонусом к ЕГЭ стало сочинение. Это очень важное сегодня возвращение ребят к письменной речи.

К тому же, ЕГЭ — не единственный способ поступления в вузы. Победители международных и российских олимпиад проходят вне конкурса. И это абсолютно правильно. Даже последний год внес изменения. Если раньше все дети, независимо от того, поступают они в вуз или нет, должны были держать какое-то количество экзаменов, то теперь те, кто не намерен учиться в университете, должны сдать только базовую математику и русский язык. Потому что без этих экзаменов вообще никуда. Более того, еще одна вещь появилась. Если вы гуманитарий, вы сдаете базовую математику, а ее невозможно не написать. Но если вы идете в физтех или на мехмат МГУ, будьте любезны, сдавайте серьезную математику. То есть появилась дифференциация.

Вместе с тем наши уважаемые депутаты и примкнувшие в ним чиновники сегодня популяризируют мысль, что население недовольно ЕГЭ и в ближайшее время его отменят. Это безответственная социальная демагогия. ЕГЭ — медицинский факт, и никто его отменять не будет. И вообще указывать образованию, как плохой шофер — газ, тормоз, — это значит вылететь на обочину. Они таким популистским настроением набирают баллы для будущих выборов, а всё это используется и тиражируется телевидением. У меня подобное поведение вызывает недоумение и подозрение в цинизме. Неглупые люди всё это говорят, а значит, они преследуют свои корыстные цели.

На сегодняшний день ЕГЭ остается единственным объективным инструментом оценки знаний, хотя там и есть над чем работать. Но сам учитель не должен оценивать свою работу. Тогда появляется искушение набрать рейтинги. В ЕГЭ же работы зашифрованы. Украсть их сегодня уже невозможно. Если раньше были прецеденты, когда дети из Владивостока делились со своими «коллегами» в Москве бланками заданий. Сегодня все они поступают по закрытой связи, мы их распечатываем на месте за пять минут до экзамена. Мошенники, конечно, до сих предлагают такие услуги, но надо быть полным идиотом, чтобы ими пользоваться. Потому что с течением последних лет содержание усложнилось, да и на сайте Рособрнадзора можно прорешать открытые варианты. И год от года дети сдают ЕГЭ всё лучше.

К тому же единый госэкзамен дает возможность ребятам из провинции поступить в московские вузы, не тратя время на дорогу и проживание. Мы же должны думать не только о московских детях, но и всей России. И это тоже правильно. Когда говорят, что руководители вузов против ЕГЭ, я думаю: конечно они будут против. Это ведь форма взятки: идите к нам на курсы, мы вас научим, мы же вас будем опрашивать. Но этого быть не должно. Возвращения к такому формату быть не может. Весь мир развивается в другом направлении, и нам худо говорить о своей особости.

Есть еще аргумент, что дескать ЕГЭ — это перегрузка. Послушайте, в советское время я сдавал восемь экзаменов, выходя из школы, и еще пять при поступлении в вуз. А это что, не перегрузка была? Сейчас, фактически, кроме творческих вузов, где есть собеседование и дополнительные вступительные испытания, можно попасть в вуз только по ЕГЭ. Поэтому ЕГЭ быть! И все досужие разговоры не стоят ни гроша.

При этом никто не говорит, что этот экзамен идеальный. Минпросвещения обсуждает меры по совершенствованию. К примеру, идут разговоры по улучшению контроля. Нужно обучать учителей работе с особенными детьми. Вот этот ребенок, может ходить во время экзамена попить и поесть, потому что ему по состоянию здоровья это положено. Но есть такие места где тупо и неграмотно действуют контролеры, то есть те же учителя из других школ. Они могут этих правил не знать, ребенка довести до стресса и дать вспышку его заболеванию. Что ЕГЭ необходимо, так это больше гибкости. Вот это как раз и обсуждается. А не то, что мы возьмем и всё завтра отменим. ЕГЭ нужно улучшать, а не говорить, что давайте до основания все разрушим, а уж затем построим. Нужно двигаться поэтапно, а то «затем» мы получим пепелище.

Автор директор общеобразовательной школы № 109 Москвы, заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик РАО

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир