Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последние дни внимание средств массовой информации привлек вопрос, стоит ли сделать 31 декабря выходным днем. Традиционно этот день считался рабочим, хотя все понимали, что это была за «работа». В прошлом году региональным властям впервые было рекомендовано сделать последний день года нерабочим. Причем это решение принималось впопыхах, как будто вопрос возник лишь осенью, и о проблеме никому не было известно за десятилетия до этого. Так стоит ли на постоянной основе делать 31 декабря выходным днем?

Вопрос о составе праздников — предмет скорее государственной идеологии, а не экономической политики. Обсуждение идеологии оставим другим, здесь же приведем лишь несколько соображений, касающихся экономической стороны вопроса.

Поскольку празднование Нового года никто отменять не собирается, то статус 31 декабря как предпраздничного дня обсуждению не подлежит. Этот день никак не ассоциируется с трудовыми подвигами, поэтому ожидать особого экономического ущерба от того, что он перестанет считаться рабочим, не следует. Можно не сомневаться и в том, что население отнесется к этому позитивно. С экономической же точки зрения важно то, что появится определенность, предсказуемость.

Вообще, стоило бы привнести определенность в состав всех праздничных дней на длительную перспективу. С одной стороны, перечень праздников у нас определен, как и правила переноса тех из них, которые попадают на выходные. С другой, полная ясность с рабочими и нерабочими днями устанавливается лишь на один год вперед в результате некоторого творческого процесса.

Почему бы не увеличить этот горизонт? Скажем, определять все рабочие и нерабочие дни не на год, а на десятилетие вперед? Или хотя бы на пятилетку, если так привычнее. Что этому мешает? Мы ведь прекрасно знаем, на какие дни недели попадают праздники в ближайшую сотню лет. Каждый год можно было бы утверждать календарь хотя бы на пяти- или десятилетний предстоящий интервал, при необходимости уточняя и нерабочие дни в ближайшие годы. В этом вопросе стоило бы перейти от ежегодного творческого процесса к рутине. Пример такой рутины дают, например, выборы американского президента, приходящиеся на первый вторник, следующий за первым понедельником ноября, раз в четыре года. Кто проиграл от такой определенности?

В качестве препятствия к тому, чтобы раз и навсегда определить состав нерабочих дней, можно указать на то, что за прошедшие после начала рыночных реформ три десятилетия перечень праздников в нашей стране всё никак не «устаканится». Какие-то вводятся, какие-то передвигаются и переименовываются, какие-то отменяются. При этом нет никакой гарантии того, что в обозримой перспективе этот процесс остановится. Вместе с тем что мешает сразу после очередного изменения состава праздников утверждать обновленный календарь на те же пять или десять лет?

К чему приводит творчество в вопросе определения нерабочих дней, показали недавние майские праздники. Дополнительные четыре выходных дня были дарованы накануне плановых праздников, когда никто такого подарка не ожидал. В результате ни потребители, ни производители не успели к подготовиться внеплановым каникулам. Граждане в панике ринулись покупать билеты на самолеты, чтобы полететь туда, где к такому наплыву отдыхающих никто не был готов. Предполагалось, что долгий отдых поможет снизить заболеваемость коронавирусом. Но и эта цель таким образом достигнута не была.

В каких-то вопросах уместно творчество, а в каких-то предпочтительнее рутина. Представляется, что определение состава нерабочих дней относится к последним. Рутина здесь дает определенность и предсказуемость, а импровизации лишь сбивают с толку.

Автор — начальник отдела Института «Центр развития» НИУ ВШЭ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир