Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Цену по осени считают: как долго продержится высокая инфляция
2021-05-26 18:50:11">
2021-05-26 18:50:11
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несмотря на все усилия, инфляция в мае вновь начинает ускоряться после короткой апрельской передышки. При этом рост розничных цен удалось притормозить благодаря меньшей инфляции услуг, но товарные цены по-прежнему галопировали. Учитывая, что подобная ситуация наблюдается во всем мире, нынешний всплеск инфляции в России может оказаться затяжным, а попытки бороться с ним в теории способны повредить посткризисному восстановлению экономики. «Известия» узнали мнения отечественных экономистов и аналитиков по этому вопросу.

Почему они растут

В середине мая премьер-министр Михаил Мишустин назвал в качестве одной из причин роста цен в России «жадность отдельных производителей». По его словам, сдерживание цен не нравится никому, но других способов спастись от инфляционного взрыва не было. Помимо регулирования цен правительство ввело множество косвенных мер, включая возврат экспортной пошлины в виде субсидий для производителей.

Центробанк в начале года также встревожился по поводу стремительного роста цен. Целевой показатель в 4% был перекрыт с легкостью, результатом чего стало ужесточение денежно-кредитной политики. В марте и апреле Банк России дважды повышал ключевую ставку, доведя ее до 5%. Данное решение, кстати, пошло вразрез с рекомендациями Международного валютного фонда (МВФ), который считает, что монетарную политику нужно смягчать и дальше, а угрозой является не превышение целевого уровня по инфляции, а падение ниже него.

Таким образом, антиинфляционные меры на всех фронтах принимаются серьезные. Особенную тревогу в данной ситуации можно объяснить тем, что сложно понять, насколько острой и длительной будет нынешний рост цен. Процесс этот охватил практически весь мир и вызван не каким-то одним, но целым множеством факторов, которые задели практически всех.

Продукты
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

Во-первых, существенно подорожало продовольствие. Кое-где случился неурожай, в других странах ограничили экспорт, кроме того, потребители начали запасаться некоторыми видами продукции из-за пандемии. В результате не так-то просто назвать продукт питания, который в последние 12 месяцев не подорожал. Резкие шаги правительства по ограничению цен, с которыми не все согласились как среди сельхозпроизводителей, так и в экспертном сообществе, были направлены именно против продовольственной инфляции.

Во-вторых, выросла до $70 за баррель цена на нефть, которая просела почти до нуля в апреле прошлого года. Столь резкий отскок к докризисным показателям не мог не разогнать цены на всё остальное. В ближайшие месяцы, судя по общему стремлению сохранить сделку ОПЕК+, углеводороды вряд ли сильно опустятся в цене.

криптовалюта
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В-третьих, на рынках возник дефицит нескольких групп товаров. На полупроводники в ходе ковидного кризиса спрос оказался бешеный, а масла в огонь добавили еще и криптовалюты, чье подорожание вызвало ажиотажную скупку компьютерной техники со стороны майнеров. Нельзя просто взять и увеличить производство микрочипов: это сложнейшие технологические процессы, требующие исключительно квалифицированной рабочей силы. Мало того что страны и компании, способные выпускать полупроводники, можно пересчитать по пальцам одной руки, так еще и расширение производства требует инвестиционного цикла длиной в несколько лет. Одновременно растут цены на металлы и прочее сырье: здесь скупкой «на всякий пожарный» занимаются уже не граждане, а крупные корпорации. Ускорение перехода на «зеленую энергетику» в ближайшие годы едва ли снизит спрос на нефть, зато повысит на литий, никель, кобальт и другие материалы.

Наконец, ключевая причина — беспрецедентная финансовая политика в крупнейших мировых экономиках. В США, если судить по текущим дефицитам, деньги решили печатать без ограничений, взяв на вооружение современную денежную теорию. Выход экономики из кризиса после коронавируса не привел к ужесточению позиций центробанков в большинстве стран мира. Такое заливание ликвидностью неизбежно должно разгонять цены, и финансовые власти это даже не всегда беспокоит, поскольку занятость и экономический рост объявляются более важными целевыми показателями.

Что говорят эксперты

В России на всё это накладывается падение курса рубля по сравнению не только с докризисным уровнем, но и с прошлой осенью. Всё это вызывает беспокойство не только по поводу инфляции как таковой, но и реакции на нее. Ведь ужесточение фискальной и монетарной политики, да и сдерживание цен, могут в теории негативно повлиять на инвестиции и восстановление экономики в целом. «Известия» опросили отечественных экспертов о перспективах роста цен и эффекта антиинфляционных мер в стране.

Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА»

ЦБ считает (и мы с ним согласны), что инфляция скоро пойдет вниз и довольно быстро. А если рубль укрепится на хороших экспортных ценах, то еще быстрее. Падение начнется в мае-июне и более резкое начиная с III квартала.

банк
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Меры ЦБ традиционны, меры правительства местами избыточны. Например, вместо искусственного регулирования цен можно было бы ввести целевые сертификаты на продукты. Ограничение цен может привести к снижению производства в определенных секторах, кредитные средства не столь значимы для инвестиций. Так что немного замедлят, но экономика (как минимум в охватываемых Росстатом секторах) растет довольно быстро.

Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade

Повышение потребительских цен в последнее время в основном продиктовано не увеличением спроса. Сейчас действует то, что в экономике называется инфляцией предложения. Она обусловлена давлением продавцов. Это отличает явление от инфляции спроса, когда товары дорожают из-за повышения потребности. При этом для самых востребованных, «народных» товаров применим и еще один экономический термин — низкая эластичность спроса по цене. Более высокими темпами дорожают, например, молоко, мясо, овощи, рыба, колбасы, масло, моющие средства, лекарства, бензин и пр. Так как это предметы первой необходимости, их приобретают практически в прежних объемах даже при значительном подорожании. Спрос в данном случае мало зависит от цены и наоборот. Поэтому противостоять избыточному повышению цен трудно. Нельзя ждать их приостановки оттого, что станут меньше покупать. Соответственно, воздействовать целесообразно на сторону предложения.

молоко
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Для этого ЦБ РФ, например, повышает ключевую ставку, делая кредиты дороже. В июне возможно очередное ее поднятие — до 5,25%. Данный фактор имеет отложенное действие. И эффект от произошедшего весной увеличения ставки с 4,25% до 5% может проявиться летом-осенью. К тому времени подоспеет и традиционный антиинфляционный фактор — поступление сельхозпродукции нового урожая. Возможно, для наращивания товарной массы правительство временно увеличит поставки в розницу из Росрезерва. Такое предложение уже звучало. Таким образом, замедление инфляции вероятно в III квартале.

При этом антиинфляционная политика увеличения ставок препятствует экономическому росту. Уменьшаются возможности бизнеса по кредитованию, снижается рентабельность, ограничивается потребительский спрос из-за удорожания заимствований. Но это неизбежная плата за обуздание инфляции.

Сергей Хестанов, доцент кафедры «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» факультета финансов и банковского дела (ФФБ) РАНХиГС

Продовольственная инфляция начинает потихоньку замедляться: темпы роста снижаются уже два месяца подряд, рубль относительно стабилен. Можно предположить, что при отсутствии внешних шоков инфляция в скором времени прекратит рост и начнет снижение в сторону таргета 4%. Принимаемые Центробанком меры соответствуют классическим подходам. Проблема не в эффективности мер, а в том, что российская инфляция во многом носит не монетарный характер, что затрудняет борьбу с ней.

Любые антиинфляционные меры на коротком временном горизонте всегда вызывают торможение экономического роста. В долгосрочной же перспективе стабилизация инфляции создает благоприятные возможности для роста инвестиций и ускорения экономики. Именно жесткие антиинфляционные меры, предпринятые Полом Волкером в начале 1980-х годов в США, создали предпосылки для «рейганомики» — периода высокого роста благосостояния.

Читайте также