Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Чемпионская история уже в крови у Грубеца»

Тренер вратарей «Авангарда» Сергей Звягин — о триумфе нового голкипера и кадровых решениях клуба
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Значительный вклад в победу омского «Авангарда» в прошедшем сезоне КХЛ внес чешский вратарь Шимон Грубец, хотя его переход в ряды «ястребов» посреди сезона многие считали спорным. В итоге Грубец провел несколько выдающихся матчей в решающих сериях с казанским «Ак Барсом» и московским ЦСКА и принес клубу Кубок Гагарина. Он стал вторым в карьере тренера вратарей «Авангарда» Сергея Звягина. Специалист дал «Известиям» интервью, в котором поделился мнением о причинах успеха нового голкипера и прокомментировал вратарские рокировки в команде в время сезона.

— Чья была идея подписать осенью Грубеца?

— Менеджмента клуба, [генерального менеджера «Авангарда»] Алексея Волкова.

Справка «Известий»

Шимон Грубец попал в КХЛ в 2019 году. Перед этим он с командой «Оцеларжи Тршинец» завоевал золото Экстралиги (главная лига чемпионата Чехии) и был признан самым ценным игроком (MVP) плей-офф того сезона. После этого перешел в китайский «Куньлунь Ред Стар». В начале прошедшего регулярного чемпионата 29-летний вратарь был одним из лидеров пекинского коллектива, а в ноябре перешел в «Авангард».

— Тогда шли дискуссии, с кем из пары [Игорь] Бобков – [Эмиль] Гарипов придется расставаться? Или сразу решили, что останется в команде Игорь?

— Это тоже вопрос к менеджменту. Тренерский штаб не принимал участия в этих решениях.

— Шимон в КХЛ всего два года, большую часть из которых он провел в не решавшем больших задач «Куньлуне». За счет чего он так с ходу вписался в вашу команду и в своем первом же плей-офф помог «Авангарду» выиграть трофей?

— У него чемпионская история. У него это уже в крови. Он уже выигрывал кубок в Чехии, брал MVP плей-офф. Человек прошел опыт другой лиги — не у всех это есть. Так получилось, что у нас в этом сезоне были такие классные вратари и профессионалы, включая и Эмиля Гарипова, и Игоря Бобкова, и Шимона. Вообще этот Кубок Гагарина — полностью командная победа. Все свою лепту внесли. Эмиль получил звание лучшего вратаря лиги в сентябре. Когда чуть-чуть оступались по ходу сезона, Игорь взял контроль в свои руки и здорово отыграл вторую половину регулярного чемпионата, что позволило нам остаться первыми в дивизионе. А Шимон, когда только пришел в команду, сразу влился в нее. Настоящий профессионал, отличный человек. Здорово играл и потом, во втором раунде, когда получил шанс играть в плей-офф, уже не отпускал это. Просто супер — слов нет.

— Вам приходилось в чем-то переучивать Грубеца?

— У меня такая философия: сложившиеся вратари, даже на юношеском уровне, имеют свою физиологию и психологию. Они не должны играть одинаково. А на уровне профессиональной команды вообще такой вопрос даже не стоит. Поэтому еще до приезда Шимона, когда стало ясно, что он к нам переходит, я готовился к встрече. До этого Грубец был нашим соперником. А перед каждой игрой я готовлю материал о вратаре противостоящей нам команды, каких-то его слабых сторонах, которые могут использовать наши хоккеисты. И перед встречей с Шимоном я пересмотрел те моменты и обговорил с ним вещи, которые, как мне кажется, надо подправлять. Но обязательно нужно, чтобы для самого вратаря это имело смысл. Может быть, я со стороны вижу одно, а его физиология или психология в данный момент не позволяет ему чувствовать себя комфортно, если он будет делать то, что я ему предлагаю. Поэтому всегда важен диалог. Если считаю, что есть слабости, которые надо исправить, пытаюсь с разных углов показать и подтолкнуть вратаря, чтобы это была как бы его идея. Если он просто согласится, в этом не будет смысла. Если он будет это делать только потому, что я так сказал, ничего хорошего не выйдет.

— У вас на протяжении регулярного чемпионата очень хорошо работало легионерское звено Рид Буше – Корбэн Найт – Иржи Секач. В плей-офф его пришлось разбить и отправить в глубокий запас Секача, чтобы задействовать вратаря-иностранца Грубеца. Тренерскому штабу сложно далось это решение?

— Естественно. Позиция вратаря — наверное, самая важная в команде. И не только Секач, но и другие иностранцы пропускали игры, когда играл Шимон. Когда на лед выходил Игорь, разумеется, играли все (пять полевых игроков-легионеров. — «Известия»). Но в плей-офф выбор пал на Грубеца, там уже отталкивались от того, кто из них пропустит матчи. Это очень тяжелый момент, потому что мы все хотели видеть Секача в составе, но такая реальность была уже минимум половину сезона. И тут все профессионалы, все понимают ситуацию.

— Ваши эмоции от этого Кубка Гагарина сильно отличаются от тех, что испытывали, когда выигрывали его с «Металлургом»?

— Каждый раз это разные эмоции. Потому что жизнь на месте не стоит. Ты меняешься как человек. Всегда есть какие-то разные жизненные обстоятельства. Когда я выигрывал в Северной Америке, там оба кубка были совершенно разными по эмоциям. И здесь то же самое. Сегодня что-то невероятное. Хотя мы с женой просто на 100% были уверены, что именно сегодня выиграем, а седьмой игры не будет. Но, естественно, матч подходит, нужно сдерживать эти эмоции, отводить какие-то тревожные мысли. И наши ребята, конечно, перешагнули через себя, перешли через всё, преодолели столько трудностей и барьеров, что честь им и хвала. Как сказал в заключительном своем слове Боб (главный тренер «Авангарда» Боб Хартли. — «Известия»): каждый член этой организации внес свою лепту в успех.

— Российские и европейские хоккеисты, выигрывая Кубок Стэнли, привозят его в свои города, иногда в города своих родственников. Не хотите Кубок Гагарина свозить в Детройт, на родину жены?

— Дом у нас здесь (улыбается). Так получилось, что изначально, приходя в «Авангард» и подписывая первый контракт на два года (в этом сезоне у меня был однолетний), первоначально должен был жить в Омске. Но так получилось, что мы почти в Москве (из-за аварийного состояния арены в Омске с 2018 года «Авангард» тренируется и проводит домашние матчи в подмосковной Балашихе). А поскольку я сам москвич, для меня это дом.

— Ситуация с коронавирусом сильно усложнила предсезонку?

— На всех это наложило какой-то отпечаток. Но есть ковид или нет — всегда по ходу сезона возникают ситуации, под которые нужно подстраиваться и всё это принимать как процесс. Естественно, прошедший год был просто сумасшедший: такого еще не было. Но уже годами, когда вырабатываешь нужный менталитет, то победы, поражения и жизненные трудности ты преодолеваешь. Ты хочешь не плыть по волнам, а быть всё время на одном уровне. Стараешься заглушать какие-то отрицательные эмоции, обращать внимание на то, что важно, профессионально делать свою работу, а в жизненном плане выполнять свои функции мужа, отца, сына и так далее.

— Вам понятно, почему прошедший плей-офф стал бенефисом иностранных вратарей в лучших командах? У вас Грубец переиграл Бобкова, у ЦСКА Магнус Хелльберг выиграл конкуренцию у Александра Самонова, у ЦСКА основным был Ларс Юханссон, у «Локомотива» — Эдди Паскуале. Лишь у «Ак Барса» Тимур Билялов сумел-таки в конце потеснить Адама Рейдеборна.

— Честно говоря, я был настолько сконцентрирован на нашей команде, что не анализировал в плей-офф другие серии. Мы готовились по мере поступления. Проходили один раунд — готовились к следующим вратарям-соперникам. Но считаю, что Билялов опять провел очень сильный сезон и плей-офф. А [вратарь «Металлурга»] Вася Кошечкин? Когда мы играли против Магнитогорска, знание, что Вася на последнем рубеже, не добавляло нам уверенности (улыбается). Потому что это человек, который до сих пор может вести за собой команду.

Читайте также
Прямой эфир