Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Условно виновная: приговор главе центра, где умер актер Марьянов, обжалуют
2021-04-29 18:54:15">
2021-04-29 18:54:15
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В четверг, 29 апреля, Лобненский суд Московской области вынес приговор Оксане Богдановой, главе реабилитационного центра «Феникс», после лечения в котором умер актер Дмитрий Марьянов. Суд признал женщину виновной в действиях, повлекших по неосторожности смерть артиста. В колонию Оксана Богданова не отправится — она получила три года условно. Защита директора категорически не согласна с обвинительным приговором и, возможно, будет его обжаловать, заявил «Известиям» адвокат подсудимой Игорь Баранов. А защитник семьи Дмитрия Марьянова Виктория Крылова считает отсутствие раскаяния у директора «циничным» и опасным для пациентов. Между тем наркологи бьют тревогу: ситуацию на рынке реабилитации зависимостей они называют дикой и требуют срочно навести там порядок.

Вину не признала

Главе реабилитационного центра «Феникс», в котором накануне своей смерти проходил лечение актер Дмитрий Марьянов, не придется отбывать наказание в колонии. Три года условно с испытательным сроком три года — такое решение в четверг, 29 апреля, вынес Лобненский суд Подмосковья.

Подсудимая пришла на процесс на последних сроках беременности. На оглашение приговора также приехала и вдова актера Ксения Бик. Женщина была в темных очках и выглядела уставшей — суд по делу ее мужа длился четыре года.

Оксана Богданова при попытке взять у нее комментарии отворачивалась от журналистов. Ее судили по ст. 125 УК РФ (оставление пациента в опасности) и ч. 2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, повлекших по неосторожности смерть человека). Статья предусматривает срок до шести лет, но учитывая беременность подсудимой, прокуратура просила для нее срок вдвое меньший и 350 тыс. рублей штрафа. В итоге срок оказался условным, а штраф Оксана Богданова не заплатит в связи с истечением срока давности, пояснили «Известиям» в пресс-службе Лобненского суда.

Оксана Богданова у здания Лобненского суда Московской области

Оксана Богданова у здания Лобненского суда Московской области

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Звезда сериалов и любимец публики Дмитрий Марьянов умер 15 октября 2017 года, ему было 47 лет. По версии следствия, в «Фениксе» он находился с 6 по 15 октября и в эти дни не раз жаловался на боли в ноге. Соседи по палате, слышавшие его жалобы, сообщали директору центра, что актер в тяжелом состоянии и его нужно отправить в больницу.

— Тем не менее обвиняемая воспрепятствовала направлению актера для оказания медицинской помощи и доставлению его в больницу. Она запретила вызывать скорую помощь, намереваясь продолжить социальную адаптацию актера в стенах своего центра, — подчеркивал представитель СК в обвинительном заключении.

Сам Марьянов не мог позвонить врачам или вызвать «скорую», поскольку у него не было мобильного телефона. Средства связи отнимали у пациентов центра незаконно, сообщила на процессе адвокат семьи актера Виктория Крылова.

— В тот день, когда произошла трагедия, Оксана Богданова ночью приехала в центр. Она дала указание раздать всем пациентам личные мобильные телефоны. То есть она прекрасно понимала, что нарушала закон, лишая людей средств связи. В ту же ночь в спешном порядке вывозились из центра коробки с запрещенными препаратами, — сообщила скрытые подробности дела адвокат.

Речь идет о галоперидоле (его применяют при лечении шизофрении) и феназепаме, которые вводили Марьянову по указанию директора. В СК также установили, что эти лекарства были с неустановленными сроками годности и приобретены у неизвестных производителей. Такие препараты можно применять только в медучреждениях по назначению лечащего врача, лицензии на их использовании у центра не оказалось.

Оксана Богданова в зале суда 

Оксана Богданова в зале суда

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В итоге Марьянова доставила в больницу одна из клиенток центра, но врачи смогли лишь констатировать его смерть. Причиной оказался сквозной разрыв задней стенки левой общей подвздошной вены с образованием массивной кровопотери. По мнению экспертов, если бы больного направили на лечение после первых жалоб и до развития клинических признаков тяжелого шока, его можно было бы спасти.

Уголовное дело было возбуждено на следующий день после смерти актера. Оксана Богданова свою вину так и не признала. Сын Дмитрия Марьянова Даниил заявил гражданский иск на сумму 30 млн рублей в рамках уголовного дела.

Мера ответственности

В суде Оксана Богданова заявила, что «Феникс» не являлся медицинской организацией. В нем не было ни одного человека с медицинским образованием. Уколы друг другу пациенты кололи сами, эта процедура на местном сленге называлась «Айболит», пояснил «Известиям» один из клиентов центра, который присутствовал на заседании.

Защита подсудимой не согласна с приговором и со сделанными судом выводами, заявил «Известиям» адвокат.

— Отрадно, что Оксана Ивановна смогла сохранить свободу, но с тем, что приговор обвинительный, мы сильно не согласны. Никаких незаконных действий она не совершала. Полагаю, мы будем приговор обжаловать, — сказал Игорь Баранов.

Суд пришел к выводу, что Оксана Богданова обладала необходимым объемом информации для того, чтобы принять решение об экстренном вызове скорой помощи. Но не сделала этого и запретила вызывать медиков своим подчиненным. Этот вывод суда адвокат категорически опровергает. По его словам, актер имел возможность самостоятельно вызвать врача.

— Дмитрий Юрьевич был обеспечен связью — ему по первому требованию волонтеры предоставляли телефон. И в тот злополучный день он неоднократно связывался и со своей супругой, и с другими лицами, звонил, переписывался, — отметил Игорь Богданов.

Адвокат семьи актера Виктория Крылова

Адвокат семьи актера Виктория Крылова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Это отрицает адвокат семьи актера Виктория Крылова. По ее словам, телефон Дмитрия Марьянов был заперт в сейфе, а звонил жене он с аппарата волонтера.

Семья актера пока не знает, будет ли обжаловать приговор. Для нее главным стало то, что суд признал Оксану Богданову виновной в полном объеме — по обеим статьям. А то, что срок она получила условный, было с самого начала ожидаемо, учитывая ее беременность и наличие двух несовершеннолетних дочерей, считает адвокат. Суд практически всегда дает условный срок беременным женщинам с детьми. К тому же у нее умер первый муж — отец девочек и она осталась единственным их кормильцем, отметила собеседница «Известий».

Упорное непризнание вины на протяжении всех четырех лет процесса Виктория Крылова называет циничным. В свое оправдание директор заявила суду, что не несет ответственности за смерть актера, потому что ее в тот день не было в центре.

— Этот аргумент откровенно пугает. Если она и правда считает, что не виновата, что тогда будет с другими ее пациентами? — беспокоится адвокат.

Суд не избрал директору «Феникса» такой меры, как запрет деятельности. Это значит, что в любой момент она может продолжить свой бизнес по реабилитации людей, страдающих алкогольной зависимостью, подчеркнула защитник.

Однако моральный вред, о котором просил сын актера Даниил, суд удовлетворил. Вместо 3 млн рублей назначил 1 млн, но в существующей практике судов это серьезная сумма, отметила адвокат. Эти деньги Даниил намерен потратить на благотворительность.

Криминальный бизнес

Гибель Дмитрия Марьянова — закономерное следствие всего того «безобразия», которое годами копилось на рынке реабилитации людей, страдающих алкогольной и наркотической зависимостью. Из-за пробелов в законодательстве и отсутствия курирующего ведомства этот бизнес давно стал криминальным, считает директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков.

Правовую базу в этой сфере еще до своего упразднения создала Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Седьмая глава федерального закона об обороте наркотиков посвящена реабилитации наркоманов. Алкоголикам в ней места не нашлось. Кроме того, ведомство нормативно отделило медицинскую реабилитацию от социальной. С тех пор сферу ответственности делят Минздрав и Минтруд.

Условно виновная: приговор главе центра, где умер актер Марьянов, обжалуют
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Однако проблем в ней очень много, отметил Олег Зыков.

— Есть множество примеров, когда люди в таких центрах погибали. Заставить такие организации получить медицинскую лицензию невозможно. Они говорят, что занимаются социальной реабилитацией, а социальные вопросы по закону у нас не лицензируются. И то, что Марьянова кололи галоперидолом и феназепамом, вместо того чтобы оказать ему квалифицированную помощь, — безобразие, — возмущался нарколог.

По его мнению, главное, что сейчас нужно сделать, — определить ведомство, ответственное за социально-медицинскую реабилитацию людей. Эти две сферы нельзя разделять — к лечению разного рода зависимостей нужно подходить комплексно.

На этот счет есть несколько поручений Владимира Путина. И я глубоко убежден, что таким ведомством может быть только Минздрав, — подчеркнул специалист. — Сейчас же, по сути, этот бизнес не сильно отличается от продажи наркотиков, только деньги тянут с родственников больных.

Он добавил, что ситуацию больше нельзя игнорировать: чтобы люди перестали умирать в таких центрах, стране нужна эффективная наркополитика.

Читайте также