Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В конце апреля зампред правительства Александр Новак впервые озвучил относительно «запретную» для рынка нефтепродуктов тему ограничения экспорта бензинов, в случае если ситуация с топливообеспечением на внутреннем рынке будет критической, то есть оптовые цены продолжат рост к уровням экспортной альтернативы. Это один из рычагов системы ручного регулирования топливного рынка России наряду с периодической корректировкой параметров демпфера, поддержкой уровня запасов топлива, устными убеждениями нефтяных компаний увеличить объемы реализации на бирже и не допустить роста розничных цен на топливо.

Заявление Александра Новака рынок оценил неоднозначно, не понимая, что это — очередная устная интервенция, которые Минэнерго часто практикует в качестве меры стабилизации рынка, или реально действующий механизм? По итогам совещания 21 апреля стало ясно, что ограничение экспорта — реально прорабатываемая мера. Правда, пока идет только подготовка юридической базы, чтобы у властей просто была возможность оперативно ввести ограничения. Речь о дополнении перечня товаров, важных для внутреннего рынка РФ, в отношении которых в исключительных случаях могут быть установлены временные ограничения или запреты экспорта.

Стоит разобраться, что мы собираемся ограничивать, какие объемы потенциально могут прийти на рынок и насколько эти меры могут быть адекватны.

По данным Независимого топливного союза, в 2020 году экспорт автомобильных бензинов стандарта Евро-5 составил 4,31 млн т. Две трети поставок за рубеж обеспечили три компании: «Сургутнефтегаз» (1,68 млн т), «Лукойл» (631 тыс. т) и Антипинский НПЗ (320 тыс. т). По данным Росстата, общий объем производства автобензинов в 2020 году составил 38,41 млн т. А совокупный экспорт — 11,23% от объема производства. Причем если производство автобензинов в 2020 году по сравнению с 2019-м уменьшилось на 4,5%, то экспорт увеличился на 1,3%. 4 млн т — достаточный объем для стабилизации внутреннего рынка в пределах инфляции без изменения параметров демпфера.

Но возникает вопрос, достаточна ли эта мера для стабилизации рынка.

Топливный рынок России — это не только бензин и дизельное топливо. Автомобили также заправляют сжиженными углеводородными газами (СУГ), метаном компримированным и сжиженным и в незначительной мере заряжают электричеством. Стабилизация топливного рынка должна быть комплексной, ибо изменение цены одного товара сказывается на спросе на другой. Так, СУГ, принявшие на себя роль ушедшего бензина Нормаль-80, исторически конкурентоспособны при стоимости на 30% ниже бензина Аи-92. СУГ — топливо для более 3 млн автомобилей в России, им можно заправиться на 5 тыс. АГЗС. Национальный индекс на СУГ 26 апреля 2021 года составлял 28,4 тыс. рублей за тонну. Год назад, 27 апреля 2020-го, показатель был на уровне 7,3 тыс. рублей за тонну, то есть вчетверо меньше. Безусловно, сказывалась начинавшаяся эпидемия COVID-19. Но СУГ важны для коммерческого транспорта — такси, мелких и средних перевозчиков, личных автомобилей. Фактически газ выполняет роль социального топлива. И отсутствие дешевой альтернативы для бензина также оказывает давление на оптовые котировки Аи-92 и Аи-95.

Стоимость метана на заправках с 2019 года выросла почти на 30% — с 14 до 19 рублей за литр. Это следствие увеличения затрат и подорожания бензина. Смягчение роста бензиновых цен будет способствовать сохранению стоимости компримированного и сжиженного природного газа на стабильном уровне.

Чтобы избежать осложнений на оптовом рынке моторного топлива, Минэнерго было бы логично включить в вышеназванный перечень пропан, бутан и их смеси, а также метан. Лучше предупредить ценовые пики, а не разбираться с топливным кризисом в ручном режиме.

Пока регулятор делает только документальные приготовления к применению экстренных мер. Получив сигнал, что угроза запрета экспорта — не только устная интервенция, а реально возможное событие, компании-экспортеры могут снизить свой пыл и направить недостающие объемы на рынок, тем самым удовлетворив растущий перед сезоном спрос и снизив котировки. С другой стороны, правительство после подписания всех необходимых приказов и постановлений в течение нескольких недель будет готово принять непопулярное решение. К сожалению, о скорой реакции говорить не приходится — подготовка документов и все бюрократические процедуры могут занять несколько недель и не предупредить, а смягчить значительный рост цен, который наблюдается в мае–июне.

Одновременно с контролем экспорта необходима фиксация объемов переработки черного золота и производства товарных бензинов на уровне 2019 года. Нефтяные компании, формально исполняя обязательства, вместо моторного топлива могут начать производить прямогонный бензин и иные по номенклатуре продукты перегонки либо уменьшить объемы переработки нефти. Эти показатели важны как для исполнения ограничения экспорта, так и для необходимого эффекта на уровень цен внутреннего рынка.

Автор — вице-президент Независимого топливного союза

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир