Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

27 апреля глава Минобороны РФ завершил рабочую поездку в Таджикистан. В Душанбе Сергей Шойгу принял участие в заседании Совета министров обороны ОДКБ и провел переговоры с министром обороны республики Шерали Мирзо. 28 апреля министр прибыл с визитом в Узбекистан. В Бухаре он провел встречу с узбекским коллегой Баходиром Курбановым. Во время этой поездки министр заключил несколько важных соглашений. В частности — об объединении ПВО России и Таджикистана.

Надо признать, что «среднеазиатское турне» Сергея Шойгу явно неслучайно и в целом весьма своевременно. Как мы знаем, сейчас идет активный вывод американских войск из Афганистана. И согласно прогнозам самих американцев, очень высока вероятность того, что после вывода их контингента армия и спецслужбы официального афганского правительства просто рухнут. Причем произойдет это в обозримой перспективе — то есть растянутого во времени переходного периода, как это было после ухода советских войск, в этом случае, судя по всему, не будет.

В Афганистане еще остаются контингенты других стран НАТО. Насколько долго — определенно пока сказать нельзя. Пока неясно также, останутся ли сотрудники частных организаций США. Но в любом случае увеличится нагрузка на оставшийся контингент, и еще больше — на официальное афганское правительство и его вооруженные силы.

В таких условиях уже в течение одного–двух лет в регионе может наступить некий вакуум власти. Тогда мы увидим картину, которая сложилась к 2001 году, когда талибы, по сути, контролировали весь Афганистан за исключением небольшой территории, которая была под контролем Ахмад Шаха Масуда. Но на этот раз ситуация усугубляется еще и тем, что сегодня, помимо талибов, в Афганистане действует еще запрещенная в России ИГИЛ.

На этом фоне можно признать вполне логичными действия, которые в последние годы Москва предпринимает для укрепления вооруженных сил соседних с неспокойным регионом Таджикистана и Киргизии за счет безвозмездной передачи им вооружения со складов российской армии. Судя по всему, недавняя поездка Сергея Шойгу была связана с тем, чтобы понять, как еще РФ может содействовать повышению боеспособности национальных армий этих двух республик. И здесь есть несколько вариантов.

Во-первых, Россия может договориться о переформатировании и увеличении своего контингента на 201-й военной базе в Таджикистане. Необязательно держать крупные силы на постоянной основе, но необходимо, чтобы механизм беспрепятственного наращивания группировки при каких-то внешних угрозах был.

Еще одна возможность, которую может задействовать Москва, — более активно подключать партнеров по ОДКБ для реагирования на угрозы на афганском направлении. Этот вопрос очень важен также и для Казахстана, и (хоть и в меньшей степени) для Белоруссии. Казахская сторона здесь заинтересована в наибольшей степени, и понимание с ней вполне можно найти.

Что касается боеспособности вооруженных сил Таджикистана, то при поддержке российской армии они способны локализовать небольшие просочившиеся через границу группировки. Но справятся ли они в случае прорыва группы боевиков численностью в несколько сотен и тем более тысяч человек — тут возможны вопросы. Если и справятся, то ценой очень больших усилий.

Несколько иная ситуация с Узбекистаном. У страны особая позиция, она не входит в ОДКБ. А ее вооруженные силы несравнимо сильнее, чем у Таджикистана, и она способна своими силами держать границу. Между Москвой и Душанбе есть военно-техническое сотрудничество — оно обсуждалось во время переговоров. Здесь Россия может помочь по ряду направлений. Узбекистан заинтересован в модернизации ВВС и средств ПВО, закупке техники для сухопутных войск, вертолетов, современного стрелкового оружия, автотранспорта (в том числе, защищенного), артиллерии и систем залпового огня.

Наименьшие масштабы военно-технического сотрудничества в регионе у России с Туркменией, имеющей с Афганистаном протяженную границу. Они закупали у Москвы отдельные партии вооружений, в частности, танки Т-90. У этой республики небольшой военный бюджет и армия, но раньше у них были определенные договоренности с талибами, а что будет дальше — неизвестно. В любом случае вероятность появления там российских сил в каком-то виде минимальна. Призвать Россию они могут лишь в самом крайнем случае.

Какая из трех граничащих с Афганистаном республик находится в наиболее уязвимом положении, сказать невозможно. Мы не знаем, к какому участку границы выйдут талибы или террористы ИГИЛ. Но, по крайней мере, мониторить необходимо — в том числе с помощью средств спутниковой разведки. Если ситуация в Афганистане начнет ухудшаться, для России имело бы смысл перегнать в Киргизию и Таджикистан самолеты-разведчики для сбора информации.

Пока у армии Афганистана есть поддержка авиации, они могут как-то контролировать ситуацию. Но когда США уйдут, боевой дух правительственных сил сильно упадет, и «Талибан» (запрещен в РФ) может начать свое победоносное шествие по стране.

Автор — военный эксперт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Прямой эфир