Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Принятое ОПЕК+ решение увеличить объемы добычи нефти действительно назрело. Сейчас наблюдается устойчивое восстановление спроса на данный вид углеводородов. Этому способствует ряд факторов.

Во-первых, постепенное восстановление мировой экономики. Наиболее высокие темпы демонстрирует главный импортер нефти — Китай, а также Индия. А значит, растут и объемы производства. Ведь нефть — это не только энергоресурс. На ее основе или с ее применением производится значительная часть продукции, начиная от тяжелой промышленности и заканчивая пищевой.

Во-вторых, эпидемиологическая ситуация в мире. Несмотря на третью волну коронавируса, которая уже бурно распространяется в Европе и США, ситуация всё равно вселяет определенный оптимизм. Этому способствуют накопленный большой опыт в борьбе с инфекцией и активная вакцинация во всем мире. Кроме того, традиционно летний сезон характеризуется повышенным спросом на энергоносители: люди отправляются в отпуска, путешествуют.

​Наша страна будет наращивать добычу наряду с остальными странами ОПЕК+. Коллективное увеличение в мае и июне составит по 350 тыс. баррелей в сутки, в июле — 450 тыс. баррелей в сутки. Помимо этого Саудовская Аравия откажется от добровольного ограничения добычи в 1 млн баррелей. Однако с учетом исключений, сделанных для России на предыдущих заседаниях (в феврале и марте рост добычи был согласован только для России и для Казахстана — на 130 тыс. и на 20 тыс. баррелей в сутки соответственно), наши объемы добычи в мае-июле не слишком сильно увеличатся. Суммарный рост по итогам трех месяцев составит всего 114 тыс. баррелей в сутки.

​С точки зрения цифр всё выглядит достаточно справедливо: партнеры по ОПЕК+ нарастят добычу большими темпами и компенсируют сложившуюся разницу. Тем не менее всё не столь однозначно. Предыдущее увеличение российской квоты главным образом пошло на покрытие растущего внутреннего спроса, тогда как другие станы отправят дополнительные объемы добычи на экспорт. Уже мартовский спрос на нефтепродукты на АЗС в России превысил уровень весны 2020 года. А кроме того, есть еще и промышленные потребители.

В данный момент нам необходимо увеличивать объемы переработки на НПЗ, ведь в ближайшие месяцы спрос будет только расти. В России приближается посевной сезон, и, если возникнет дефицит топлива, работы под угрозой срыва. Позже вероятная нехватка нефтепродуктов чревата проблемами со сбором урожая. В конечном счете это может привести к росту цен на продукты питания.

​Первоапрельское решение ОПЕК+ нивелировало преимущество России перед другими странами-экспортерами. Вероятно, отечественный сорт нефти Urals подешевеет на европейском рынке на фоне ужесточения конкуренции со стороны ближневосточных государств.

​Тем не менее в целом ситуация на нефтяном рынке сейчас достаточно благоприятная, несмотря на колебания цен в последние недели. Уже на следующий день после заседания — 2 апреля — цены на Brent выросли почти до уровня $65 за баррель. Однако риски обвала по-прежнему остаются. Причины могут быть весьма неожиданные, как, например, появление нового штамма коронавируса в конце 2020 года в Великобритании.

​Что касается последствий решения ОПЕК+ для российской валюты, то ощутимых угроз тут быть не должно. Если цена на нефть все-таки опустится ниже $60 за баррель, то стоимость рубля скорректируется в меньшую сторону, однако серьезно рубль не просядет.

​На топливном рынке ситуация более неоднозначная. Падение мировых нефтяных цен вряд ли будет способствовать снижению цен на внутреннем рынке. Уже почти три месяца в Москве наблюдается рост средних цен на бензин. А с конца марта спрос традиционно увеличивается, что может привести к дополнительному скачку цен. Однако власти уже вмешались в этот процесс. В рамках корректировки демпферного механизма правительство рекомендовало нефтяникам увеличить загрузку НПЗ для удовлетворения растущего спроса и увеличить минимальный уровень продажи топлива на бирже. Индексация индикативной цены может увеличить размер субсидии для НПЗ.

Ожидается, что скорректированный механизм вступит в силу с 1 мая. Это должно стабилизировать розничные цены на АЗС и предотвратить топливный кризис. ​В целом российская экономика не должна пострадать от возможного снижения цены на нефть. Если говорить о бюджете, то изначально в него закладывалась цена около $43,5 за баррель, поэтому цена выше данного уровня позволяет направлять дополнительные доходы на покупку валюты.

Автор — доцент кафедры экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир