Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Третья война: что помешало ЕС обновить свою «российскую стратегию»
2021-03-25 21:57:02">
2021-03-25 21:57:02
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Брюсселе завершился первый день саммита Евросоюза, на котором лидеры должны были определить новую стратегию в отношении России. Однако из-за третьей волны COVID этот вопрос отложили до лучших времен. Как пояснили «Известиям» в экспертной среде, дискуссию могли перенести еще и потому, что единой позиции по этому вопросу у ЕС нет. А пока европейские лидеры сконцентрировались на борьбе с коронавирусом и общении со своим американским коллегой.

Одноплановая встреча

25 марта начался двухдневный саммит Евросоюза. Из-за пандемии его организовали в формате видеоконференции. Предполагалось, что на этой встрече лидеры обнародуют свою стратегию в отношении России. Однако из-за очередной волны COVID в Европе стратегическую дискуссию на эту тему отложили до июня 2021 года, когда пройдет следующая, уже личная встреча. До тех пор подход Брюсселя к контактам с Москвой останется без изменений — в силе будут пять руководящих принципов.

В экспертной среде перенос дискуссии объясняют еще и тем, что консенсуса по отношениям с РФ у государств Евросоюза нет.

Саммит
Фото: REUTERS/Yves Herman

Все 27 стран должны согласиться с формулировками, которые могут составить основу этой стратегии. Сделать это очень трудно и не только в отношении России. Единой позиции у Евросоюза нет по многим вопросам, — пояснил «Известиям» глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — Пять принципов Могерини — это редкий пример консенсуса в ЕС. Сейчас любая дискуссия по России выявляет разные подходы. То, что в очередной раз отложили принятие документа, говорит о том, что это важный вопрос. Видимо, в ближайшие месяцы страны будут пытаться договориться, чтобы летом опубликовать какой-то документ. Получится это или нет, сказать трудно.

Вместе с тем на нынешнем саммите глава Евросовета Шарль Мишель проинформировал коллег о своем разговоре с Владимиром Путиным, который состоялся 22 марта. Публичная подача этой беседы с обеих сторон была традиционно разной.

«С точки зрения ЕС, отношения с Россией могут развиваться в ином направлении, только если будет устойчивый прогресс по таким вопросам, как выполнение Минских соглашений, прекращение гибридных и кибератак на государства-члены и соблюдение прав человека», — отмечается в сообщении Евросовета. Там же говорится об очередном призыве ЕС освободить Алексея Навального и «провести прозрачное расследование покушения на него».

Андрей Кортунов

Глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов

Фото: РИА Новости/Нина Зотина

Кремль, в свою очередь, сообщил следующее: «Владимир Путин дал оценку неудовлетворительному состоянию российско-есовских связей, сложившемуся из-за неконструктивной, порой конфронтационной линии партнеров». Россия готова восстановить нормальное деполитизированное общение, «если к этому будет проявлена реальная встречная заинтересованность», — подчеркивается в тексте.

В одном главы ЕС и России сошлись однозначно: отношения Брюсселя и Москвы находятся на крайне низком уровне. Собственно, как и связи России с Соединенными Штатами. Президент США Джо Байден подключился к саммиту на исходе дня. Однако темой его разговора стало отнюдь не будущее западно-российских контактов, а то, как реабилитировать собственные трансатлантические связи. Подход Брюсселя и Вашингтона к Москве ранее уже прояснили госсекретарь США и глава дипломатии ЕС Энтони Блинкен и Жозеп Боррель: они договорились «координировать усилия в ответ на конфронтационное поведение России и побудить РФ отказаться от этого пути», взаимодействуя с ней «по вопросам, представляющим общий интерес».

Справка «Известий»

В марте 2016 года по следам украинского кризиса и крымских событий Евросоюз утвердил пять основополагающих принципов политики ЕС в отношении России. Их назвали принципами Федерики Могерини — в честь тогдашней главы европейской дипломатии. Такой подход к РФ в Евросоюзе действует до сих пор.

Они сводятся к полной реализации Минских соглашений, без которой качественное развитие отношений будет невозможно, укреплению контактов в рамках программы Восточного партнерства с такими странами, как Украина, Белоруссия, Молдавия, Армения, Азербайджан и Грузия. Третий пункт касается обеспечения устойчивости ЕС в сфере энергетической безопасности. Четвертый — развития сотрудничества с РФ по отдельным направлениям международной повестки, которые представляют интерес для Евросоюза (Иран, Сирия, Ближний Восток в целом, миграция, борьба с терроризмом, климатические изменения и проч.). И, наконец, пятый принцип — поддержка со стороны ЕС российского гражданского общества и связей между людьми.

Но есть темы поважнее

Как бы ни были важны внешнеполитические вопросы, их на этом саммите потеснила третья волна COVID в Европе. Как заявила канцлер Германии Ангела Меркель, выступая 25 марта в бундестаге, «британская мутация коронавируса стала доминирующей, по сути, мы живем в условиях новой пандемии». Борьба с вирусом проходит на фоне дефицита вакцин, о котором в ЕС заговорили еще в январе 2021 года. С того момента ситуация лучше не стала.

Ангела Меркель

Канцлер Германии Ангела Меркель

Фото: REUTERS/Michael Kappeler

Еще до начала вакцинации объединение забронировало для своих 450 млн граждан 2,6 млрд доз, однако поставки идут гораздо медленнее, чем рассчитывали в Брюсселе. Там планировали, что к концу лета 2021 года прививку получат 70% европейцев, однако, по данным страховой компании Euler Hermes, страны ЕС отстают от утвержденного календаря уже на семь недель и по итогам 2021 года это может стоить европейской экономике €123 млрд.

За день до саммита Брюссель принял два ключевых решения: 1. Упростить и ускорить регистрацию вакцин; 2. Ограничить экспорт произведенных в ЕС препаратов от COVID — перед выдачей разрешения на вывоз вакцин ЕС станет опираться на принципы взаимности и пропорциональности, то есть решение о поставке в какую-либо страну будет зависеть от того, насколько она сама ограничивает экспорт препаратов, сколько доз у нее уже есть, каков процент ее привитого населения и как в целом там обстоит эпидемиологическая ситуация.

Второй пункт последовал за конфликтом между Евросоюзом и Британией — он начался с того, что в марте Брюссель обвинил Лондон в «вакцинном национализме». Соединенное Королевство эти заявления отвергло. Запрета на экспорт у него нет, однако, согласно контракту с британо-шведской компанией AstraZeneca, вакцины, произведенные на территории Великобритании, предназначены в первую очередь для британских граждан.

Шарль Мишель

Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен и глава Евросовета Шарль Мишель

Фото: REUTERS/Yves Herman

Такой подход в Евросоюзе понять не захотели — там поспешили напомнить, что из 77 млн доз на экспорт в 33 страны 21 млн Брюссель направил в Соединенное Королевство. И всё же при всех разногласиях Брюссель и Лондон решили несколько снизить накал спора и компромиссно заявили: мы все сталкиваемся с пандемией, и третья волна делает сотрудничество ЕС и Британии еще более важным, поэтому мы разработаем конкретные шаги, чтобы ситуация стала беспроигрышной для всех.

И вопросы к поставщикам

Если с Британией вопрос вакцинации более-менее решается, то претензии ЕС к некоторым производителям актуальности не теряют.

На сегодня объединение одобрило четыре препарата из шести зарезервированных: BioNTech/Pfizer, Moderna, AstraZeneca, Janssen (Johnson & Johnson). Как заявили «Известиям» в Еврокомиссии, BioNTech/Pfizer и Moderna свои обязательства выполняют: к концу первого квартала они, как и было оговорено, поставят в ЕС 66 млн и 10 млн доз соответственно. Нарекания вызывает уже ранее упомянутая британо-шведская вакцина.

Вакцина
Фото: REUTERS/Henry Nicholls

— AstraZeneca, к сожалению, недопроизвела и недопоставила [свой препарат], — сказали «Известиям» в Еврокомиссии. — В первом квартале она должна была доставить 90 млн доз. Сначала компания сократила это число до 40 млн, сейчас планируется, что к концу первого квартала она поставит 30 млн доз.

Теперь ЕС с надеждой смотрит на второй квартал: в апреле должны начаться поставки Janssen, которые, по плану, достигнут 55 млн доз, также 200 млн должна прислать BioNTech/Pfizer и 35 млн — Moderna.

— Что же касается AstraZeneca, то они, к сожалению, поставят лишь 70 млн доз, — сетуют в Еврокомиссии. — Это меньше тех 180 млн, что они обязались предоставить по контракту.

В компании AstraZeneca «Известиям» заявили, что делают «всё возможное, чтобы в кратчайшие сроки выполнить свои обязательства перед Европейским союзом» и «прилагают огромные усилия для наращивания объемов» выпуска.

Вакцина
Фото: REUTERS/Kim Ludbrook

— Производство биофармацевтических продуктов — комплексный процесс, настройка которого обычно занимает годы. Клеточные культуры, использующиеся при производстве вакцины, очень чувствительны, на них влияют более 1 тыс. различных параметров, которые необходимо тщательно соблюдать и контролировать. Вследствие этого объемы выпускаемой продукции на разных производственных площадках могут различаться, — сказали «Известиям» в пресс-службе компании. — В обычных условиях графики поставок составляются таким образом, чтобы учесть данные особенности и обеспечить запас вакцин перед началом поставок, однако в условиях пандемии это невозможно.

В компании отметили, что, дабы «обеспечить доступ к вакцине во всех регионах мира», AstraZeneca выстроила более 10 цепочек поставок, наладила производство препарата в ЕС, Британии, США, Бразилии, Индии и работает с партнерами в 15 странах.

Однако несмотря на все усилия AstraZeneca, ситуация вокруг ее вакцины складываются не лучшим образом: во-первых, часть стран ЕС приостановила ее использование из-за вызванных ею осложнений; во-вторых, из-за недопоставок Евросоюз заявил о готовности запустить механизм урегулирования споров, который при худшем сценарии может дойти до судебного разбирательства.

Читайте также