Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Гарри, Меган и «Корона»

Обозреватель «Известий» Светлана Наборщикова — о том, что ждет фигурантов придворного скандала согласно британскому сериалу
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мир замер в ожидании: позвонит ли королева внуку, и будет ли общаться принц Уильям с братом после скандального интервью герцогов Сассекских? Как будет развиваться ситуация вроде бы предсказать невозможно, но на самом деле всё предопределено, достаточно проанализировать сериал «Корона» — эту энциклопедию королевский жизни.

Герцоги Сассекские наговорили Опре Уинфри если не на целый сезон, то на несколько серий. Ментальные проблемы, суицидальные наклонности, расисты у трона — есть где развернуться сценаристам «Короны». Правда шоураннер сериала Питер Морган предупредил фанатов, что Гарри с Меган в фильме не будет, он завершится на событиях начала 2000-х годов. Поклонникам и хейтерам этой пары придется дождаться естественного развития событий и их логического финала. Впрочем, особо нетерпеливым можно не ждать, а внимательно посмотреть «Корону». Там уже многое сказано и показано.

Сериал в этом смысле произведение уникальное. Это не только грандиозное собрание эпизодов, обставленных, снятых и сыгранных со всей мыслимой безупречностью, но и свод пророчеств, прогнозов и, самое главное, рецептов, как вести себя, если хочешь, чтобы монархия тебя приняла, а не раздавила. Все фигуранты подлинные, события взяты из реальной жизни. Есть, разумеется, в изложении толика художественного вымысла (не документальное кино снимают), но дворцовым постулатам это только на пользу: всё наносное и второстепенное убрано, осталась дистилированная суть.

Итак, что, согласно «Короне», надо знать об обычаях британской монархии?

Правило первое: бунтуй, но в меру и в свое время. Смириться, успокоиться и быть, как все, — долг члена королевской семьи. Иными словами, «блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел».

Лучший пример этой максимы — муж королевы, принц Филипп, который с короткими перерывами на супружеское согласие бунтует первые два сезона. Ему, крутому мачо, не нравится главенствующее положение жены, он ищет развлечений на стороне, ему всё равно, как расценивают его поведение окружающие. Елизавета молчит и страдает. Королева-мать не возникает на экране без осуждающих реплик в адрес зятя, но тот, что называется, закусил удила. В третьем сезоне Филипп понемногу успокаивается, а в финале четвертого уже объясняет бунтарке Диане, что все они здесь одинокие аутсайдеры, кроме одной персоны — монархини. Служение ей — их кислород.

Правило второе: нельзя жаловаться. История о том, «как меня обидели», — не про королевский дворец. Капитализация образа жертвы в первую очередь бьет по жертве.

Это хорошо усвоили младшие дети королевы, о проблемах которых она не подозревает. А когда решается с ними поговорить, удивляется своему незнанию собственных отпрысков. Чарльз, правда, пытается донести до матери решение развестись, жалуясь на невыносимую Диану, но получает гневную отповедь — не столько за то, что довел свой брак до такого состояния, сколько за то, что пытался вызвать к себе жалость. И уж полное презрение, если не сказать брезгливость, встречают у королевы попытки Дианы рассказать, как ей плохо.

Правило третье: монархия стерпит если не всё, то многое, но только до тех пор, пока бунтарь не вынесет компрометирующую информацию за пределы дворцовых резиденций.

Вольное или невольное выставление событий на публичное обозрение лишает виновника возможности вести личную жизнь по собственным правилам — отныне он под строгим контролем и уже никогда не совершит того, что мог бы совершить, оставаясь не таким публичным. Принцесса Маргарет подвержена приступам алкоголизма, неразборчива в выборе поклонников, но, то, что попадает в прессу, не более, чем слухи. Сама она никогда и ни о чем не расскажет, как в первом сезоне, когда юной девушкой хочет выйти замуж за разведенного полковника, так и в последующих, где ведет бурную личную жизнь.

О романе женатого Чарльза и замужней Камиллы Паркер-Боулз, по словам принцессы Анны, знает «весь Глостершир», но Чарльз не дает по этому поводу объяснений — ни родителям, ни тем более журналистам. И продолжает жить в свое удовольствие. А вот принцесса Диана к концу четвертого сезона уже готова публично рассказать об особенностях своего брака, и в пятом, гвоздем которого наверняка будет ее интервью 1995 года, это сделает. Ну а далее события известны — развод, и она уже не «ройял хэйнести».

Правило четвертое: монархия всегда найдет козла отпущения. Если королева или члены семьи все-таки позволили себе в порыве эмоций выйти за рамки дозволенного, виновными точно окажутся не они.

Одна из самых шокирующих серий посвящена разногласиям Елизаветы и Маргарет Тэтчер относительно санкций против расистской ЮАР. С подачи королевы безгранично преданный ей пресс-секретарь Майкл Ши рассказывает влиятельной газете о том, как королева недовольна своим премьер-министром. Потом виновником «слива» оказывается он сам, якобы выдавший желаемое за действительное. В финале Майкл собирает вещи и покидает Букингэмский дворец. Елизавета следит за ним из окна, но не произносит слов сожаления и раскаяния.

Правило пятое: отступников, нарушивших правила монархии, не прощают. И при любых обстоятельствах не допускают к выполнению обязанностей по поддержке трона.

Пример — подробно рассказанная история короля Эдуарда, отрекшегося от престола ради женитьбы на Уолесс Симпсон и не скрывающего скептического отношения к царствующей племяннице. Сценаристы настаивают, что Эдуард, отказавшись от престола, в душе остался королем и готов был выполнять любые действия по поддержке короны — быть дипломатом, послом доброй воли, посредником в щекотливых ситуациях и т.д. Во всем этом королева ему отказала. Уходя — уходи.

Как соотносятся с вышеприведенным регламентом действия Гарри и Мэган? Первые три правила они уже нарушили. Верность четвертого им вскоре предстоит проверить на себе. Если кто-то во дворце и допустил расистское высказывание относительно их ребенка, то им наверняка окажется не член королевской семьи, даже если это и так. Ну а в справедливости пятого постулата герцогам Сассекским предстоит убеждаться долгие-долгие годы. Если, конечно, монарх, который воцарится после Елизаветы, не решится его переписать, а заодно скорректировать и все остальные. Тогда институту монархии действительно будет угрожать серьезная опасность, но вероятность ее ничтожна: на самоубийц Виндзоры не похожи.

Автор — доктор искусствоведения, профессор, редактор отдела культуры «Известий»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир