Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Четыре мировые премьеры, экстравагантные составы солистов и осовремененная Happy Birthday для композитора-именинника. Программа гала-концерта открытия XIV Зимнего фестиваля искусств в Сочи состояла большей частью из музыки наших современников, что весьма смело даже по меркам основателя и бессменного худрука смотра Юрия Башмета. А если учесть, что это один из первых крупных региональных фестивалей в 2021 году, выбор маэстро выглядит символичным: жизнь, несмотря ни на что, продолжается, и в музыке — тоже.

Сочинские фестивали Башмета всегда были центром притяжения для столичной музыкальной среды. Но в этом году, кажется, ажиотаж особый: все соскучились по подобным событиям «на выезде», к тому же, еще месяц назад не было уверенности, что местные власти ослабят ограничительные меры, сделав крупные концерты возможными.

Как долгожданный праздник восприняли старт фестиваля и сочинцы. Зал Зимнего театра был заполнен как раз на максимально возможные сейчас 30%, на входе спрашивали лишний билетик, а по окончании программы усиленно кричали «Бис!», хотя к тому моменту концерт длился уже почти три с половиной часа.

Тем интереснее, что Башмет не стал угождать публике. Обычно репертуар таких вечеров формируется из хитов и вещей стопроцентно выигрышных. Здесь же всё первое отделение (с «Солистами Москвы» на сцене) состояло из новейшего творчества. В том числе прозвучали и премьеры. Arrecife для камерного оркестра Габриэлы Ортис напомнил неоклассические сочинения Стравинского, Пьеса для трех солирующих альтов и струнных Чжии Ван поразила беседой столь похожих, но всё же обладающих индивидуальностью «голосов» (один из них принадлежал, конечно, самому Башмету), а Enigma Валерия Воронова вызвала особый интерес благодаря участию редкого инструмента органетто — это ручной переносной органчик, наподобие тех, что всегда изображают у Святой Цецилии.

Правда, решение размыть его деликатное звучание в колышащемся море струнных оказалось спорным, особенно в несовершенной акустике Зимнего театра: зачастую органетто просто не было слышно, несмотря на активную жестикуляцию солистки (Каталина Висенс специально прибыла из Швейцарии ради выступления). Но, возможно, таков был замысел автора: не выделять органный тембр из общей массы, а, напротив, превратить его пассажи в едва заметные мерцания.

Кульминацией первого отделения стали Фантазия на ирландские темы для разных видов флейт Гарета Маклернона (еще одна мировая премьера) и «Маленькие кубанские вариации» для струнных и флейты Александра Чайковского. Оба произведения лишний раз напомнили, что современные композиторы могут создавать не только «что-то странное и непонятное», но и вполне мелодичные, блестящие вещицы. А публика — с благодарностью это воспринимает и открыта к новому.

До антракта прозвучал только один мотив, который знали действительно все. В качестве сюрприза коллектив сыграл Happy Birthday в диссонантной аранжировке, отметив тем самым 75-летний юбилей одного из участников концерта, живого классика Александра Чайковского. Обнимая своего давнего друга и соратника, Башмет объявил о вручении ему премии имени Дмитрия Шостаковича и не отказал себе в удовольствии пошутить, намекнув на знаменитого однофамильца лауреата: «Было бы логичнее, если бы Шостакович получал премию Чайковского, а у нас наоборот». И такое отнюдь не формальное чествование композитора выглядело не только жестом личной симпатии, но и признанием особой роли представителей этой профессии, о чем, кажется, стали вспоминать лишь совсем недавно.

В отличие от первого, второе — симфоническое — отделение (его провел Всероссийский юношеский симфонический оркестр) было построено на музыке прошлых веков. Но и здесь набор оказался небанальным: настоящие хиты — три оперных номера в блестящем исполнении Аиды Гарифуллиной — прозвучали лишь в самом конце, а до этого публике предстояло прослушать непростые для восприятия Концерт для двух фортепиано с оркестром Макса Бруха (солировали Ксения Башмет и Андрей Гугнин) и Второй скрипичный концерт Прокофьева (солировал Вадим Репин).

Таким образом, драматургия вечера в целом сложилась в единую линию: от мировых премьер, то есть музыки, которую гарантированно никто не знает, через всё более и более известные сочинения и вплоть до вокальных шлягеров. Но они — лишь вишенка на торте, финальное «спасибо» публике за терпение. Почти что бис (кстати, несмотря на просьбы из зала, настоящих бисов так и не прозвучало). В остальном же, маэстро, кажется, решил: прошло время, когда публику надо было жалеть.

Вообще, Башмет всегда старался давать место в своих программах ныне живущим композиторам. Помогал многим из них заказами, дарил новым партитурам встречи с самой широкой аудиторией. И всё же в большинстве случаев это компенсировалось чем-то более удобоваримым, привычным. Слушатели могли и обидеться, если их перегружали экспериментами. Но пандемия изменила расклад. Фестивали стали редкостью, приезд западных звезд — зачастую и вовсе невозможным, а люди так утомились от страха и сидения взаперти, что стали готовы к восприятию любого искусства, даже действительно нового. Раньше современная музыка была непривычной; теперь непривычно всё. Потому и радостно. И в этом для композиторов и исполнителей — шанс.

Автор — кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России

Позиция редактора может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир