Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ртутные берега: как опасный металл попал в Иртыш
2021-02-20 18:46:05">
2021-02-20 18:46:05
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обь-Иртышский гидрометцентр на этой неделе зафиксировал высокое загрязнение поверхностных вод Иртыша в черте Омска: там обнаружили ртуть, причем сразу в двух точках, разделенных десятком километров. Новость взволновала горожан — регион граничит с Казахстаном, где в конце 1990-х — начале 2000-х устраняли масштабное загрязнение почвы опасным металлом. Может ли загрязнение быть связано с проблемами казахстанского «Химпрома» — в материале «Известий».

Пропавшие лампы

Обь-Иртышское УГМС на своем официальном сайте обновило информацию о случаях высокого и экстремально высокого загрязнения поверхностных вод. Наряду с повышенным содержанием марганца экологи неожиданно обнаружили ртуть: 15 февраля это было зафиксировано в двух местах — ниже поселка Береговой и выше Омска. Между контрольными точками — около 30 км. Превышение составило 0,041 мкг/дм3 и 0,032 мкг/дм3, что оценено как высокий уровень загрязнения с превышением ПДК в 3–5 раз.

Последний раз ртуть в Иртыше замечали 29 января 2020 года — 0,031 мкг/дм3. Тогда, как сообщили «Известиям» в управлении Росприроднадзора по Омску, достоверный источник загрязнения выявлен не был, однако ясно, что оно было разовым. На этот раз ртуть нашли сразу в двух местах, и это уже свидетельствует, по мнению специалистов, о более серьезной проблеме.

Девушка гуляет с собакой на набережной реки Иртыш в Омске
Фото: РИА Новости/Алексей Мальгавко

— Ртуть, получается, наблюдается на протяжении всего Омска — две точки, где взяли пробы, все-таки находятся в нескольких десятках километров друг от друга по Иртышу, — рассказал «Известиям» эколог, профессор Омского государственного университета путей сообщения Сергей Костарев. — Это говорит о том, что это все-таки не локальное загрязнение, а процесс, который долго продолжается, не один день.

Он предположил, что это может быть связано с павлодарским «Химпромом» — либо эпизодическим выбросом ртути, либо, что хуже, постоянным.

— И менее вероятный, но более простой вариант, который я не исключаю: размыло какое-то нелегальное захоронение большого количества ртутных ламп, — сказал Костарев. — У нас были случаи в 1990–2000-е годы, когда пропадали сотни тысяч ртутных ламп: их собирали у людей за деньги, но потом они куда-то исчезали. Куда их дели? Непонятно. Допускаю, что сложили в пойме, и сейчас ртуть из-за размытия поймы оказалась в реке.

По его словам, следить за Иртышом довольно сложно, у него непрогнозируемое русло. Однако Костарев считает: вероятность того, что ртуть пришла из Казахстана, более высокая, чем из-за какой-либо свалки ртутных ламп.

Хождение по ртути

На «Химпроме» в Павлодаре — ныне предприятие называется «Каустик» — с 1975 по 1993 год при производстве каустической соды в почву попало от 900 до 40 тыс. т ртути. В 1998 году в городе пришлось объявлять чрезвычайное положение из-за угрозы отравления ртутными парами, начались очень активные мероприятия по очистке почвы. Только с поверхности земли на территории завода собрали более 17,5 т ртути. Ртутное озеро и загрязненные грунтовые воды находились от Иртыша в 5 км. Тогда было принято решение о возведении подземной стены в грунте длиной 700 м на пути ртутного потока на территории бывшего цеха № 21.

Загрязнение стало делом межгосударственной важности — к работам по «обеззараживанию» павлодарского предприятия привлекли в том числе российских ученых.

Линия погрузки гранулированной каустической соды на производстве ОАО «Каустик», Волгоград

Линия погрузки гранулированной каустической соды на производстве ОАО «Каустик», Волгоград

Фото: ТАСС/Дмитрий Рогулин

Член Общественной палаты Омской области, профессор, академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности Анатолий Соловьев рассказывает: по ртути в Павлодаре специалисты в буквальном смысле ходили.

— У нас была игра в «кораблики» — брали гаечные ключи и бросали их в ртуть. А они там плавали — так много ее там было, — рассказал он «Известиям». — Но никуда, кроме этого локального 21-го цеха, эта ртуть не пошла. Ее огородили стеной в грунте, многое сделали. У нас есть полный отчет от 2018 года — там всё замеряли, никакого движения в сторону Иртыша нет, да и вообще эта ртуть никуда не двигается. Это домыслы.

Бывший заведующий кафедрой технологий охраны окружающей среды Алматинского университета энергетики и связи Михаил Илющенко, который также был непосредственным участником событий начала 2000-х в Павлодаре, когда проблемы устраняли, также заявил «Известиям», что опасности для России от ртутного загрязнения на «Химпроме» нет.

— Мое мнение о возможном загрязнении ртутью Иртыша — оно очень маловероятно, — заявил он. — Иртыш, конечно, загрязнен растворенными формами тяжелых металлов из стоков отвалов и хвостохранилищ Казахстанского Алтая и нефтепродуктами от Павлодарского нефтеперерабатывающего завода. Я не знаю, какая часть этого загрязнения доходит до Омска, но ртути там быть не должно.

По его словам, шлейф ртутьсодержащих подземных вод идет практически параллельно Иртышу «на значительном от него расстоянии и разгружается в бессточную котловину».

— Это не говорит о том, что все ртутные проблемы в Павлодаре решены, — подчеркнул Илющенко. — Но они представляют опасность главным образом для населения северных пригородов Павлодара и села Павлодарское.

Ученый отметил, что после проекта по устранению загрязнения считается, что вопрос там закрыт.

Набережная реки Иртыш в Омске
Фото: РИА Новости/Алексей Мальгавко

— Была программа последемеркуризационного мониторинга, которую я разработал. Предполагалось, что ее будет выполнять химзавод, которому мы оставили необходимое американское оборудование и обучили персонал, — рассказал Илющенко. — Областное управление экологии решило всё делать само, но эта программа была им настолько не по зубам, что они ее урезали на 90%, а то, что осталось, по тендеру распределяли случайным лицам. Я видел несколько отчетов — это макулатура.

По его словам, программа демеркуризации тоже была выполнена не полностью — «остались нетронутыми загрязненные ртутью почвы на территории завода вокруг цеха», а основание самого разобранного цеха засыпали глиной, которую в первый же год размыло талыми водами «до ртутных луж на бетоне».

— Но от этой проблемы в первую очередь страдают сами работники предприятия, особенно в летнюю жару, когда испарение ртути максимально, — заметил Илющенко. — Есть также ртутные проблемы с накопителем сточных вод под озеро Балкылдак, в котором на дне лежит 130 т ртути в осадках. Но опять же все эти проблемы Омска не касаются.

Сергей Костарев со ссылкой на неофициальную информацию от казахстанских коллег также указывает на некие проблемы с демеркуризацией павлодарского предприятия, где якобы провели не все необходимые работы, и считает это основанием полагать, что ртуть в Иртыше в черте Омска может быть именно павлодарской. Однако Анатолий Соловьев категорически не согласен с этим мнением, также заявляя, что ртуть Павлодара Омску не угрожает.

Опасно для рыбы

Для выяснения ситуации «Известия» сделали запросы в Росприроднадзор, который не ответил до публикации текста, а также на предприятие «Каустик» и в министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана, которые также пока не ответили на запрос.

В минприроды Омской области отметили, что превышение ртути в Иртыше составило 4 ПДК по показателю для ведения рыбохозяйственной деятельности — то есть опасное с точки зрения возможного заражения рыбы, а не питьевой воды.

Региональное управление Роспотребнадзора по Омской области сообщило, что испытательный лабораторный центр ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Омской области» 19 февраля провел свои исследования воды в Иртыше в районе водозаборов и перед поступлением в распределительную сеть на водопроводных сооружениях. Все пробы воды, взятые Роспотребнадзором, соответствуют требованиям СанПиН по питьевой воде.

Мужчина ловит рыбу на реке Иртыш в Омске
Фото: РИА Новости/Алексей Мальгавко

В то же время, как сообщает минприроды Омской области, отбор проб, проведенный 19 февраля, показал превышение ртути в 1,3 ПДК по показателю для ведения рыбохозяйственной деятельности, что «говорит о необходимости системного анализа причин возникновения опасного вещества в воде». Таким образом, ртуть — пусть и в меньшем объеме — обнаружилась в Иртыше и спустя четыре дня после обнаруженного загрязнения.

В минприроды заявили, что на совместном совещании с природоохранной прокуратурой и общественниками было принято решение «о необходимости более детально изучить вопрос распространения опасного металла по акватории Иртыша».

— Общественники провели дополнительный отбор и сдали пробы в Обь-Иртышское УГМС для анализа, — пояснили в пресс-службе министерства «Известиям». — Теперь для решения вопроса необходимо полноценное исследование качества воды и донных отложений. Исследование готово провести Обь-Иртышское УГМС с привлечением лаборатории УГМС по УрФО для анализа донных отложений. ЦЛАТИ по Омской области проведет совместные отборы воды и параллельные замеры в черте города и на границе с Республикой Казахстан. После чего будут выработаны мероприятия по устранению источника загрязнения.

Хороший бизнес

— Загрязнение ртутью из-за павлодарского «Химпрома» вполне возможно, но не подтверждено, — сказала «Известиям» руководитель исследовательских программ российского отделения «Гринпис» Елена Васильева. — Допускаю, что какая-то часть все-таки и доносится до Омска с талыми водами.

При этом тот факт, что ртуть обнаружилась зимой — и в этом, и в прошлом году, — Васильева называет возможным свидетельством того, что загрязнение произошло из-за предприятия, собирающего или утилизирующего ртутные лампы.

Река Иртыш в Омске
Фото: РИА Новости/Алексей Мальгавко

— Установки, которые проводят демеркуризацию ртутных ламп, не всегда работают чисто. Но бывают и ситуации, когда из-за не очень хорошего учета предприниматели, собрав ртутные лампы, просто куда-то их вываливают, — говорит Васильева. — Особенно если это было зафиксировано локально, то нужно искать источник в районе этого места.

По ее словам, ртутные лампы сейчас хороший бизнес, так как за их вывоз и утилизацию предприятия должны кому-то заплатить. И появляются серые схемы, когда эти отходы просто выбрасываются.

Зимой фиксировались случаи с химикатами, минеральными удобрениями, когда их просто прятали под лед, — отметила Васильева. — Поэтому, абсолютно не исключая возможность попадания от «Химпрома» павлодарского, мы должны смотреть, есть ли еще какие-то источники.

Она подчеркивает, что необходим внимательный мониторинг предприятий, которые занимаются утилизацией или сбором ртутных ламп.

Нужно сделать запрос: если это касается предприятий, занимающихся только транспортировкой, например, то сколько они ртутных ламп собрали и денег за это получили и сколько потом сдали на утилизацию, — говорит она. — Ртуть — вещество первого класса опасности и подлежит строгому учету. Прокуратура вполне может провести такое исследование.

При этом, говорит Васильева, возможно, что загрязнение происходит и по одной, и по другой причине, однако обе версии требуют серьезных разбирательств.