Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Центр притяжения: зачем в Байкальске перестраивают заброшенный комбинат

Какие проблемы решит новый кластер на месте бывшего промышленного предприятия
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иркутский университет (ИГУ) примет участие в проекте En+ Group по созданию Международного центра водных ресурсов в Байкальске. Это позволит вузу расширить мониторинг состояния озера и следить за экологической обстановкой. Центр появится на месте целлюлозно-бумажного комбината, закрывшегося в 2013 году. Некоторые относятся к этой инициативе с сомнением: БЦБК был одним из главных загрязнителей Байкала на протяжении многих лет — улучшится ли ситуация со строительством водного центра? Накопившиеся проблемы усугублять нельзя. Зачем нужен проект, чем он поможет региону и как изменит обстановку на озере — в материале «Известий».

Проблемный объект

О создании Международного центра водных ресурсов стало известно в конце января. Правительство Иркутской области, En+ Group и администрация Байкальска подписали трехсторонний меморандум о развитии города и площадки БЦБК. Стороны намерены реализовать крупный инвестпроект совместными усилиями.

Площадка БЦБК давно стала проблемой для Байкала. Хотя комбинат закрылся в 2013 году, на его территории до сих пор хранятся опасные отходы производства: шлам-лигнин, зола, древесная кора, промышленные, бытовые отходы, щелокосодержащая жидкость и другие. Вред природе наносят и сами корпуса предприятия, которые постепенно разрушаются и страдают от рук вандалов.

— БЦБК, построенный еще в 1966 году, за свою полувековую историю накопил несколько миллионов кубометров отходов. Лигнин — смесь органических веществ, скрепляющих между собой волокна целлюлозы в древесине, является отходом в производстве бумаги. Столь большое количество органических отходов, хранящихся в накопителях в непосредственной близости от озера, утилизация которых не ведется многие десятилетия, несомненно, представляет большую экологическую опасность для всего Байкала, — отметил кандидат биологических наук, старший научный сотрудник кафедры общей экологии и гидробиологии МГУ им. Ломоносова Михаил Колобов.

Он добавил, что из-за участившихся в последние годы землетрясений риски возрастают, так как накопители могут разгерметизироваться. Отходы протекут в грунт, а затем в воду, что вызовет экологическую катастрофу.

— Утилизация хранящихся отходов и рекультивация земли в районе БЦБК — крайне важная задача и должна преследовать две цели: с одной стороны, обеспечить экологическую безопасность экосистемы Байкала, а с другой — послужить основой для экономического и социального возрождения Байкальска, сделав его экологически безопасной территорией, — подчеркнул эксперт.

Спустя восемь лет после закрытия производства ситуация в городе не улучшилась. Не помогло и создание в 2010 году, еще до закрытия БЦБК, особой экономической зоны туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала».

Туристическая инфраструктура вдоль берегов озера активно развивается, но это только частный сектор. Для больших, постоянных и организованных поездок он не предназначен. Кроме того, его воздействие на водоем еще предстоит оценить.

Вариант решения

Решением проблемы может стать Международный водный центр. Он объединит научные, образовательные, туристические и производственные объекты.

Окончательная конфигурация определится только после проведения проектно-изыскательных работ: никакое строительство на территории невозможно без предварительной рекультивации объекта. Но уже сейчас в планах фигурирует создание на берегу озера базы для научных исследований Байкала.

В этом заинтересованы не только ученые, но и инвестор — En+ Group. Компания работает на территории области, уже мониторит обстановку на озере и изучает экосистемы. Всё это проходит в рамках комплексной программы по защите озера Байкал и заповедных территорий РФ от неблагоприятных экологических воздействий, которую в 2011 году предложил основатель En+ Group и общественный деятель Олег Дерипаска. Создание Центра водных ресурсов станет дополнительным подспорьем для развития научного потенциала региона.

База может включать дома для временного размещения участников экспедиций, склад оборудования, лабораторию гидрохимического анализа воды и исследований содержания микропластика в воде — сегодня это одна из актуальных тем.

Благодаря центру должен вырасти и туристический потенциал города. Байкальск расположен на набирающем популярность Транссибе. Экоотель, включенный в проект, сможет принять как посетителей научного центра, так и путешественников.

Кроме того, здесь планируют открыть завод по розливу питьевой воды из глубинных слоев озера. Такое предприятие не наносит вреда окружающей среде за счет замкнутого цикла водооборота. Это эффективная альтернатива ржавеющим останкам целлюлозно-бумажного комбината.

— Чтобы не усугублять накопленные экологические проблемы Байкала, необходимо очень взвешенно подходить к промышленному и экономическому развитию прибайкальских территорий. Необходима разработка новых «зеленых» технологий и строительство экологически чистых производств, в первую очередь, в прибрежной зоне, — заявил Михаил Колобов.

Он отметил, что работа должна сопровождаться экологическим мониторингом и научными исследованиями для понимания текущей ситуации.

— Конечно, важен диалог между обществом, властью, производственниками, инвесторами и учеными. Надеюсь, что создаваемый Международный центр водных ресурсов станет местом, где будет возможна реализация этих амбициозных задач и которое объединит людей, радеющих за сохранение уникальной экосистемы озера Байкал. Это непростая работа, которая должна вестись на разных уровнях — региональном, государственном и международном», — заключил эксперт.

Новое на месте старого

Реновация промышленных объектов, приспособление устаревших или заброшенных производств под современные нужды, восстановление загрязненных территорий — это уже базовое направление развития городов.

Незначительную долю старых зданий можно легко, быстро и выгодно перестроить. Так возникла лофт-культура — сначала в США, а затем во всем мире, в том числе в России. В 2010-х внимание к промобъектам подхватили власти Москвы, что вылилось в проект по реорганизации «ржавого пояса» столицы. К концу десятилетия этот тренд пришел в другие крупные города страны. На очереди населенные пункты поменьше и моногорода. Но инициативы время от времени встречают сопротивление от местных жителей.

Крупные города могут развивать промзоны как площадки под жилье и отдых, но в малых ситуация сложнее. Они не привлекают инвесторов: если какие-то проекты и развиваются, то строительство «в чистом поле» более выгодно — не нужно рекультивировать земли, утилизировать отходы, сносить или перестраивать старые здания.

Вторая проблема — недоверие местных жителей. Советское промышленное наследие массово «загибалось» в первые десятилетия после распада СССР, и в обществе прочно укоренилось предубеждение к классу собственников. Часто попытки рекультивации промышленных земель и реновации объектов сталкиваются с разносторонним сопротивлением. Иногда этому способствует и нечистоплотная конкурентная борьба.

Первый вариант решения проблемы оказался неудачным: программа «Комплексное развитие моногородов» от Минэкономразвития была рассчитана 2016–2025 годы, но ее досрочно прервали в конце 2018-го из за неэффективности.

В подвешенном состоянии остались жители 319 моногородов. Их экономическое состояние не улучшается: если в 2014-м правительство отнесло к наиболее кризисным 75 городов, сейчас их число выросло на четверть. Это следует из текста новой госпрограммы, рассчитанной до 2024 года. Перед исполнителями ставится задача привлечь в населенные пункты инвестиции и увеличить число довольных социально-экономической ситуацией горожан, плюс создать новые рабочие места.

В случае Байкальска Международный водный центр отвечает этим задачам. Закрывшийся бумажно-целлюлозный комбинат давно не привлекает в город ни инвестиции, ни специалистов, а туристическая инфраструктура требует серьезного развития. Если проект получит дальнейшее развитие, то это может дать Байкальску и всему региону новые возможности для роста.

Прямой эфир