Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Как гости лягут: хостелы в частных домах могут легализовать
2021-01-21 19:12:29">
2021-01-21 19:12:29
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минсельхоз поддержал предложение Госдумы легализовать отели в частных домах — пока речь идет о сельской местности (письмо есть в распоряжении «Известий»). Об этом изданию сообщила депутат, член комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Светлана Бессараб. Сегодня под запрет использования жилых зданий для предоставления гостиничных услуг попадают 350 тыс. мини-отелей и гостевых домов только в Краснодарском Крае и Крыму, пояснила она. Для решения этой проблемы в нижней палате парламента будет создана профильная рабочая группа. В Совете Федерации также считают необходимым пересмотреть действующие нормы. Тем временем жители курортных городов, для которых размещение туристов — зачастую единственный источник дохода, пытаются спасти свой бизнес: кто идет в суды, кто переходит в ряды самозанятых.

«Поступили неловко»

В Минсельхозе поддержали предложение о легализации гостиниц в частном секторе, находящихся в сельской местности. Ранее соответствующее письмо в адрес ведомства направила член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Светлана Бессараб. Министерство одобрило планы депутата в части развития сельского туризма и легализации фермерских гостевых домов.

При путешествиях по России часто сложно разместиться в гостинице — она может быть очень далеко, если речь идет об агротуризме, отметила парламентарий. В отеле может не быть мест, если речь о небольших городах, где всего несколько таких заведений.

Комната хостела
Фото: ТАСС/Александра Мудрац

— Поэтому в курортных городах и природных зонах отдыха традиционно существуют гостевые дома. Однако сегодня граждане, которые предоставляют такие услуги без перевода помещения или земельного участка в соответствующую категорию, нарушают законодательство, — пояснила депутат.

Напомним, запрет об использовании жилых помещений для предоставления гостиничных услуг действует с 1 октября 2019 года.

Под запрет попадают порядка 200 тыс. домов в только в одном Краснодарском крае и 150 тыс. домов в Крыму, добавила Светлана Бессараб.

С необходимостью пересмотреть действующие нормы согласны и в Совете Федерации.

— Говорить о технологии перевода пока рано, но мы перегнули палку, фактически запретив функционирование малых гостиниц. Мы поступили очень неловко: посчитали, что это жилой фонд, значит, использовать его можно только по назначению. Это неправильное решение, надо выправлять положение. Так мы уменьшаем номерной фонд и запрещаем деятельность людей, которые развивают внутренний туризм, — заявил сенатор Валерий Рязанский. — Гостевые дома — традиционный вид заработка для курортных городов, регионы должны развиваться. Малые семейные отели есть во всех мировых столицах, нужно придумать, как легализовать их в России.

В одной из спальных комнат хостела
Фото: ТАСС/Александра Мудрац

Светлана Бессараб также обратилась в Минфин, Минэкономразвития, Ростуризм, Минприроды и Минстрой. «Известия» направили запросы в ведомства, однако ответа пока не получили.

«Единственный источник дохода»

Согласно действующему законодательству, организовать гостиницу или хостел в жилом помещении сегодня нельзя. Для этого необходимо перевести помещение в нежилой фонд.

— Если это, например, частный дом в деревне, вид разрешенного использования которого «индивидуальное жилищное строительство» либо «личное подсобное хозяйство», то его правомерно использовать только для проживания одной семьи, — пояснила «Известиям» член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова.

Во-первых, есть риск нарушения законодательства о регистрации постояльцев по месту пребывания, отметила она. Во-вторых, без изменения статуса земельного участка и перевода дома в нежилой статус использование жилья в качестве гостиницы, то есть для предпринимательской деятельности и извлечения прибыли, незаконно.

Лестница хостела
Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

— Но перевод дома и участка из жилого в коммерческое довольно непрост, необходимо время и средства на согласования, — подчеркнула эксперт.

Зачастую жители курортных городов и вовсе не имеют такой возможности, ведь сами хозяева мини-отеля живут в том же доме.

— Я попросту не могу этого сделать, — рассказала «Известиям» жительница Краснодарского края, владелица гостевого дома в Геленджике Анастасия Хаустова. — Чтобы перевести свой дом под гостиницу, мне нужно выписать из него себя и всю свою семью, поменять все договоры и документы на дом: техплан, техпаспорт, все акты разграничения коммунальных ресурсов, и платить по коммерческим тарифам, то есть 1,5%. Сегодня кадастровая стоимость моей земли — 3,5 млн рублей, то есть за воду и землю я буду платить порядка 50–60 тыс. в год, а за дом получится и того больше — около 350 тыс. Если я заплачу всё это, мне попросту не на что будет обслуживать дом — это недешево.

В доме Анастасии Хаустовой девять комнат: четыре из них занимает она и члены семьи, сдают остальные пять. При этом высокий спрос на них есть лишь в курортный сезон — с мая по октябрь.

— Если сезон складывается хорошо, то удается заработать порядка 600 тыс. рублей, — рассказал «Известиям» владелец гостевого дома из поселка под Геленджиком, он сдает туристам четыре комнаты.

Санузел хостела
Фото: ТАСС/Александра Мудрац

Анастасия и ее соседи с лета добиваются вернуть им право на деятельность своих гостевых домов. В инициативной группе 19 человек. Сегодня на дом активистки наложен арест, сама она должна выплатить штраф в 19 тыс. рублей.

— Это большая сумма для меня, я пытаюсь оспорить ее в суде, равно как и арест. Гостевые дома в нашем регионе — часто единственный источник дохода. У нас мало производств, всё так или иначе крутится вокруг туризма. Твой доход зависит от того, остановится ли у тебя человек, купит ли он ракушку в качестве сувенира, пойдет ли на экскурсию и так далее, — пояснила она.

Многие соседи Анастасии предпочли в таких условиях распрощаться с бизнесом и теперь не знают, что им делать. У кого-то была возможность перевести помещение в нежилой фонд. Сама Анастасия зарегистрировалась как самозанятая и пытается отстоять свое микропредприятие.