Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ядерная энергетика, родившись в условиях жестких кордонов между основателями ядерной эры, быстро вышла за пределы национальных границ. Сегодня она относится к пересечению границ с полным спокойствием.

Новые страны, вошедшие в «ядерный клуб» в этом веке или готовящиеся к этому, разумеется, базируются на отработанной технологии стран-поставщиков, среди которых Россия — неоспоримый лидер.

Стоящие миллиарды и эксплуатирующиеся многие десятилетия атомные станции объективно влияют на отношения между странами и народами, создавая вокруг себя социальную инфраструктуру, тысячи рабочих мест и неизбежно приобщая молодежь к «высокой» науке и технике.

Давайте попробуем посмотреть на связь атомной техники и отношений между народами на основе нашего, пусть не всегда удачного, опыта. Для этого перед нами — история уже ушедшего в прошлое уникального образования, рожденного Ялтинскими соглашениями в послевоенной Европе, — «социалистического содружества государств».

Практически с самого его появления кремлевское руководство, прекрасно понимая роль «экономических скреп», стало строить организованную систему не только политического, но и экономического сотрудничества стран, по итогам войны оказавшихся в его зоне влияния. Совет экономической взаимопомощи (СЭВ) — межправительственная экономическая организация, действовавшая с 1949 по 1991 год, реально способствовала интеграции ее стран-членов и имела очевидные позитивные результаты.

Значение атомного сотрудничества стран «содружества» прекрасно понимал научный лидер атомной программы СССР академик И.В. Курчатов. По его предложению были приняты решения о сооружении двух десятков исследовательских реакторов не только в СССР, но и в странах «народной демократии». Но это был в определенной степени только задел к большой ядерной энергетике. За годы существования СЭВ энергетические реакторы советской конструкции были построены в ГДР, Чехословакии, Болгарии и Венгрии. Отдельно надо сказать об АЭС в Финляндии. Понятно, что эта страна не входила в «социалистическое содружество», но уроки Второй мировой войны привели ее к «особым», подчеркнуто дружеским отношениям с великим соседом. Когда финны в 1965 году объявили о намерении построить АЭС с энергоблоками средней мощности, советское правительство решило участвовать в работах и получить этот заказ. Конкуренция за строительство АЭС в Финляндии и привела к созданию усовершенствованного проекта ВВЭР-440, успешно работающего сегодня не только в России и Финляндии, но и в Армении, Венгрии, Словакии, Чехии, а также на Украине.

Отнюдь не всё, что в области атомного сотрудничества с «дружескими» странами задумывалось советским руководством, удавалось воплотить в жизнь. Не сложилось такое сотрудничество с Югославией, Румынией и Польшей, хотя в этих странах рассматривались советские атомно-энергетические проекты, а в Польше даже начались строительно-монтажные работы.

Сегодня в пяти странах Европейского союза (Болгария, Венгрия, Словакия, Финляндия, Чехия) эксплуатируются 18 энергоблоков с реакторами советской конструкции. Возможное представление, что людей атомного комплекса этих стран связывают с Россией лишь исторические воспоминания, действительности совершенно не соответствует.

Прежде всего эти реакторы надо регулярно снабжать ядерным топливом, что исправно делает российский концерн ТВЭЛ. Ответственность за надежную — и к тому же постоянно совершенствуемую — работу ядерного топлива в «странах ВВЭР» в полной мере ложится на российских специалистов. Без визы Курчатовского института и главного конструктора топливных кассет — опытного конструкторского бюро «Гидропресс» — ни один регулирующий орган упомянутых стран не позволит вводить в строй активные зоны реакторов с постоянно и планомерно модифицируемым российским топливом.

Это требует дружной совместной работы экспертов разных стран с постоянным обменом идеями, опытом, расчетными кодами, данными испытаний и т. д, и т. п. То, что остановить эту работу нельзя, стало ясно, например, уже при первом наступлении пандемии. Курчатовцы оказались обязанными оставаться «на вахте», так как наши коллеги за рубежом не могли допустить угрозы стабильному атомному энергоснабжению в этих экстремальных условиях.

Устойчивость идеи продолжения строительства российских реакторов в Европе понятна, несмотря на глубокую антипатию брюссельской бюрократии к атомной энергии вообще и постсоветской — в частности. Начинается сооружение второй очереди АЭС «Пакш» в Венгрии, близок к этому проект АЭС «Ханхикиви» в Финляндии. Не исчезли, по крайней мере, теоретически, шансы включиться в предполагаемое строительство АЭС «Белене» в Болгарии и новых блоков на АЭС «Дукованы» в Чехии.

Теперь отвлечемся от ядерной энергетики и попробуем посмотреть на карту Европы под другим углом зрения. Если считать, что существует некий средний уровень взаимоотношений России со странами Европейского союза, зададимся вопросом: с какими из них (по надежности экономических и гуманитарных связей, даже просто по «приглушенности» антироссийской риторики и т. п.) эти отношения можно оценить уровнем «выше среднего»? По мнению автора, в центре Европы — это трое из «Вышеградской четверки» — Венгрия, Словакия, Чехия, на севере — безусловно, Финляндия, на юге — Сербия и Болгария.

Осталось только наложить на эту политическую картину карту «советских» АЭС (оставим в стороне сложную судьбу ядерной энергетики в Германии), чтобы подтвердить напрашивающийся вывод: атом все-таки сближает народы.

Разумеется, автор далек от мысли преувеличивать значение «атомного фактора» в международных отношениях. Но согласитесь, представленная здесь история — весомый аргумент в пользу ядерно-энергетического сотрудничества.

К сожалению, нередко приходится слышать об экономической ущербности российской политики на международном рынке сооружения АЭС, порой искренние, а чаще фарисейские сожаления о деньгах, которые «лучше было бы потратить на больницы, дороги, деревни» и далее по списку. При этом просто закрывают глаза на главное, что достигается при сооружении на разных континентах огромных, рассчитанных уже на столетнее существование объектов, буквально формирующих в развивающихся странах новый уровень жизни. А достигается весомый вклад в решение стратегической цели России — ее устойчивого выживания в угрожающе турбулентном мире.

Автор доктор физико-математических наук, советник директора Национального исследовательского центра «Курчатовский институт»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Комментарии
Прямой эфир