Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ночь на 10 ноября наконец-то закончилась война в Нагорном Карабахе. За последние 26 лет она стала наиболее трагическим событием на Южном Кавказе, в ходе которого погибли тысячи военнослужащих, была разрушена гражданская инфраструктура многих городов и сел, в первую очередь в Нагорно-Карабахской Республике (НКР), серьезные потери понесло и мирное население. Эта война подтвердила, с одной стороны, бесперспективность бесконечного затягивания урегулирования этого вооруженного конфликта. А с другой — нежелание Запада в лице США и Франции как сопредседателей Минской группы ОБСЕ прекратить эту войну путем оказания серьезного давления на Турцию — основного союзника Азербайджана.

В Париже очень хотели перенаправить основной вектор турецких национальных интересов из Африки (в первую очередь, из Ливии) и Восточного Средиземноморья на Кавказ. Отчетливо понимая, что для Анкары Азербайджан может стать воротами для дальнейшего проникновения в Центральную Азию, в первую очередь для поставок значительных объемов природного газа по проектируемому Транскаспийскому подводному газопроводу.

Формально осуждая отправку в Нагорный Карабах протурецких радикальных исламистов, Франция не смогла убедить Германию в необходимости введения против Анкары финансово-экономических санкций со стороны ЕС. В результате Армении была оказана гуманитарная помощь, например, в виде отправки французских врачей-добровольцев, которые оказывали медицинскую помощь в Ереване, Горисе и Степанакерте. Это при том, что во Франции проживает самая крупная в Европе армянская диаспора. В 2008 году Армения вступила в международную организацию сотрудничества франкоязычных стран мира «Франкофония» и провела саммит этой организации в октябре 2018 года.

Еще большую надежду в Ереване возлагали на Вашингтон, где 23 октября прошли раздельные встречи государственного секретаря США Майкла Помпео с министрами иностранных дел Армении Зограбом Мнацаканяном и Азербайджана Джейхуном Байрамовым. По этому поводу президент Дональд Трамп и высокопоставленные представители его администрации делали перед этническими армянами многообещающие заявления, но все они носили предвыборный характер. На самом деле американцы стремились оттеснить Россию от Армении, а для этого была нужна потеря Ереваном контроля над Нагорным Карабахом. Не менее важным для Вашингтона было и сохранение партнерских отношений с Турцией, которая располагает второй по численности армией в НАТО.

Антиармянскую позицию заняла Великобритания: она воспрепятствовала принятию поддержанного США, Россией и Францией заявления председателя Совета Безопасности ООН, в котором содержался призыв к мирному урегулированию проблемы Нагорного Карабаха. Такую позицию поддержала Венгрия и некоторые другие европейские государства.

Вышеуказанное стало неожиданностью для правительства Никола Пашиняна, многие представители которого выступали за западный вектор развития страны, что не исключало в некоторой перспективе выхода Армении из Организации Договора о коллективной безопасности. Всё это происходило на фоне недостаточного уровня доверия между премьер-министром Николом Пашиняном и президентом Владимиром Путиным, а также постоянного увеличения доли военных и служащих армянского министерства обороны, которые ориентировались на Запад. Именно ослабление российско-армянского военно-политического взаимодействия стало основной причиной военных неудач Еревана в Нагорном Карабахе.

Введя миротворцев, Москва спасла жителей НКР и многих армянских военнослужащих. Премьер-министр Никол Пашинян это хорошо понимает, поэтому он подписал совместное заявление о прекращении войны в Карабахе на невыгодных для Армении условиях. Это был вынужденный шаг, который лишил его политического будущего. И Запад этому всячески способствовал.

Согласно вышеуказанному заявлению, Армения передаст Азербайджану до 15 ноября Кельбаджарский район, 20 ноября — Агдамский район, а 1 декабря — Лачинский район зоны безопасности вокруг НКР. По мере передачи указанных территорий под контроль Баку внутри Армении будет обостряться политический кризис. Скорее всего, это приведет к тому, что Никол Пашинян будет вынужден уйти в отставку. Пока кандидатура нового премьер-министра неясна, но очевидно, что им не станет никто из бывших президентов республики. По-видимому, на фоне военного поражения проблема Нагорного Карабаха потеряет прежнюю остроту, что будет исключать возврат к власти карабахцев. Следствием этого станет сохранение двойственности политики Еревана и недостаточного уровня доверия между лидерами наших государств.

Автор — заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир