Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Загогулины Феллини: в Петербурге выставили рисунки великого режиссера

По словам друзей, классик мирового кино рисовал везде и на всем
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Костюмы из фильма «Казанова Федерико Феллини», немного бутафории из него же, киноплакаты и фотографии, но главное, великолепные рисунки, в том числе и эротические, и совсем необычные — например, на тему Чернобыля. И всё это — Феллини. В Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального искусства открылась выставка к 100-летию со дня рождения гения мирового кинематографа.

Рисование имело огромное значение в жизни Феллини. Кинорежиссер начинал свой творческий путь именно рисовальщиком, что помогло продержаться юному провинциалу, когда он переехал в Рим. Юноша публиковал рисунки в газетах и журналах, сочинял комиксы, и это определило не только стиль и пластическую выразительность его фильмов, но и их структуру, и особое сюжетосложение. Фильмы Феллини называли фресками, отмечали их рассыпающийся сюжет, говорили, что это картинки, прихотливо нанизанные на единую нить.

— Даже став всемирно известным, Феллини не оставил рисование, — рассказала «Известиям» директор Итальянского института культуры в Санкт-Петербурге Паола Чони. — Его друг Винченцо Моллика, который предоставил немало экспонатов для этой выставки, сообщил, что Федерико рисовал везде и на всем, что попадалось под руку, говоря по телефону и ужиная в ресторане. В коллекции Моллики около сотни таких рисунков.

Феллини рисовал свои сны и своих друзей, но особо важно, что его изобразительные наброски предвосхищали его картины. В своей книге «Делать фильм» режиссер писал, что его неуемное, дошедшее до рефлекса рисование есть в том числе и способ интуитивно нащупать будущий фильм. «Это почти бессознательное, непроизвольное выписывание на бумаге всевозможных загогулин... быть может, как раз и есть тот самый след, та самая ниточка, на конце которой — павильон, включенные юпитеры и первый день съемок».

Эта выставка передвижная, собранная в Италии, где и состоялась ее премьера, петербургский музей — только принимающая сторона. Но в каждом городе эксклюзивные акценты данной экспозиции определяются как пространством, так и оформительским решением. Театральный музей выделил Феллини зал с маленьким фойе в своем главном здании на площади Островского. Большое помещение было и не нужно: из-за пандемических трудностей выставка не смогла приехать в Петербург целиком.

В центре зала стоят бутафорская голова из «Казановы Федерико Феллини» (сцена карнавала) и костюмы из него, в том числе тот, что носил Дональд Сазерленд — исполнитель главной роли. Таким образом работа сподвижника Феллини, выдающегося кинохудожника Данило Донати из двумерного кино вырвалась для нас в объем. А произведения на бумажных носителях развешаны по черным и белым стенам, что не позволяет отвлечься от главного — острой, парадоксальной графики мастера, который блестяще владел не только линией, но и цветом.

И хотя выставка приехала в сокращенном виде, очевидны разные ее линии, которые, вероятно, должны были быть развернуты. Одна из них — отношения режиссера со своей музой, женой и любимой актрисой. Есть великолепные зарисовки героинь Джульетты Мазины — Джельсомины, Кабирии и Джинджер, и в этом случае чувствуется особая феллиниевская теплота.

Другая линия, напротив, берет эротической витальностью. Речь о цикле «Эротомахия» (или «Любовное борение»), представляющем мускулистые женские тела с гипертрофированными половыми признаками. Еще одна линия — поздних комиксов — связана с тем, что в последние годы Феллини ничего не снимал, в том числе из-за отсутствия финансирования. И тогда поступило предложение от журнала комиксов «Грифо», его главного редактора (упомянутый Винченцо Моллика) и художника Мило Манары воплотить в формате комикса два неосуществленных кинопроекта. Это «Путешествие в Тулум», на которое режиссера вдохновил Карлос Кастанеда, и «Путешествие Дж. Масторны».

Представлены на выставке и просто очень любопытные отдельные рисунки, например шарж Феллини на своего коллегу Витторио де Сика, которого у нас знают прежде всего по «Похитителям велосипедов». Или карикатура, прихотливо трактующая тему Чернобыля — как сметающего всё смерча, вырывающегося из... заднего прохода вставшего на четвереньки человечка. Датирован рисунок 1986 годом.

Конечно, эту выставку ввиду ее лаконичности нельзя рассматривать как ретроспективу. Это выставка-реприза, реплика, новый интересный штрих к тому, что мы знаем о Феллини. Несмотря ни на какие коронавирусные ограничения, в России отмечают его 100-летие, а как же иначе? Любовь советских и российских зрителей к этому режиссеру колоссальна.

Читайте также
Прямой эфир