Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«С Дорониной могли бы поступить более элегантно»
2020-10-27 14:21:19">
2020-10-27 14:21:19
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Театр мюзикла, который в этом году отмечает 10 лет со дня создания, съезжает с Пушкинской площади и начинает новую жизнь. Его худрук Михаил Швыдкой ищет место под строительство собственного здания в Москве, планирует временный переезд в Питер, переживает за великую Татьяну Доронину и сожалеет, что из-за пандемии свернуты практически все зарубежные события русской культуры. Об этом специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой рассказал «Известиям».

Дорогое удовольствие

— Правда ли, что скоро начнется реконструкция здания Театра мюзикла на Пушкинской площади?

Была иллюзия, что здание кинотеатра «Пушкинский» принадлежит московскому Театру мюзикла. Это совсем не так. Вот уже четвертый сезон мы его арендуем. Хозяином является компания КАРО. Она же и ставит его на реконструкцию, чтобы в дальнейшем использовать для своих целей.

В свое время переезд из ДК Горбунова на Пушкинскую площадь дал нам очень важный творческий толчок, в том числе эмоциональный и профессиональный. Поэтому в переезде мы не видим ничего страшного.

— То есть театр съезжает?

— Да. Театр уезжает и начинает совершенно новую жизнь. Если бы хозяева здания не начали реконструкцию, мы бы там посидели еще пару сезонов и всё равно съехали, поскольку «квартира» дорогостоящая. А ждать, что тебе в любой момент могут дать под зад коленом, не очень приятно.

Открытие Театра мюзикла в здании бывшего кинотеатра «Россия» на Пушкинской площади в 2017 году

Открытие Театра мюзикла в здании бывшего кинотеатра «Россия» на Пушкинской площади в 2017 году

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Мы прекрасно понимаем: если хотим работать в Москве, надо строить собственное здание. Поэтому давно начали диалог с московским правительством. Может, сейчас не самое удачное время продолжать переговоры, но мы не останавливаемся.

— Если правительство возьмет на себя финансовую нагрузку, это будет здание Москвы. Вы снова станете арендаторами. На свой театр и деньги нужны свои. Где их возьмете?

— Естественно, это банковский кредит.

— С площадкой определились?

Мы хотели бы разместиться в саду «Эрмитаж». Но не думаю, что московское правительство посчитает это оптимальной площадкой. Стройка, наверняка, вызовет определенный негатив людей, которые привыкли там отдыхать. Хотя остов сгоревшего ночного клуба никого не смущает.

Я убежден, Москве не хватает концертных залов. Есть огромный «Крокус-Сити» для эксклюзивных мероприятий, перестраивают «Олимпийский», существуют арены. Но для эстрадных выступлений нестадионного масштаба оптимальной площадки нет.

— Какой зал вы бы хотели?

— Еще в 2018 году известный московский архитектор Владимир Плоткин выполнил проект нового Театра мюзикла. Зал в нем на 954 места. Нам достаточно.

С Дорониной могли бы поступить более элегантно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Вы думаете, ваша мечта осуществится? Ведь даже Алле Пугачевой не удалось построить свой театр.

— Это вопрос всегда индивидуальный. Алле Борисовне не удалось, а у Надежды Бабкиной, Александра Градского получилось. Видимо, были какие-то обстоятельства, о которых я могу только догадываться. Кстати, мы договорились с Надеждой Георгиевной, что будем играть у нее, если останемся в Москве.

— Вы собираетесь в гастрольный тур?

— Есть ряд предложений, которые мы серьезно рассматриваем. 10 января дадим последний спектакль на Пушкинской площади, и нас уже будут ждать в Уфе. Потом, надеюсь, отправимся в Татарстан, а в конце февраля — начале марта переберемся в Питер.

От Петербурга мы получили предложение проводить там спектакли какое-то время. Сейчас на базе нынешнего ДК имени Горького создается Дворец искусств Ленинградской области. Здание очень большое, построено в 1929 году. В нем есть три зала: на 400 мест, на 600 и на 1,8 тыс. Посмотрим, может быть, там и осядем временно. Тогда, возможно, начнем сотрудничество с симфоническим оркестром «Таврический».

Сцена театра «Россия»

Сцена театра «Россия»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Сейчас время, когда мы все очень тщательно обсуждаем с директором нашего театра Александром Новиковым, с продюсером Давидом Смелянским, с арт-директором Мариной Швыдкой, техническим директором Линой Полонской. Мы никуда не торопимся. Нам важно сохранить атмосферу в коллективе, а он у нас большой — около 300 человек. Превращаться в колхозно-совхозный гастрольный театр нам не хочется. Да и необходимости в этом нет.

— Коллектив не распустите?

— Наши артисты работают на контрактах. У всех ясное понимание, что и когда у них в театре. Кто-то из них отправится на гастроли. Мы не государственный театр, поэтому надо рассчитывать только на самих себя. Для планирования гастролей нам нужно, чтобы в городе, куда мы собираемся, была нормальная экономика и люди могли купить билеты. У нас ведь очень дорогостоящие спектакли. Сам по себе выезд 120 человек — уже большая головная боль. Поэтому надо грамотно выстроить всю логистику, менеджмент. Это особая работа.

Слухи про МХАТ

— В отличие от гостеатров частные остались без поддержки в пандемию. Хотя вроде бы деятели культуры привлекали внимание к этому сектору. Вам помогли?

— Нашей поддержкой в пандемию стал банковский кредит под низкий процент. Но материальное — это не главное. Неплохо уже то, что впервые создан реестр социально значимых негосударственных учреждений культуры. Есть понимание, что это большой сегмент культурной жизни.

Когда некоммерческие учреждения приравняли к малому и среднему бизнесу, про театры забыли. Но по количеству работающих в них людей эти предприятия ближе к большому бизнесу.

С Дорониной могли бы поступить более элегантно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

А нынешние финансовые провалы связаны не с тем, что люди не ходят в театры. Ходят. У нас каждый вечер по 700–800 человек, это то количество, которое мы имеем право пускать в связи с требования Роспотребнадзора. Но очень хочется, чтобы в зале были заняты все 1664 места.

— Чтобы голос частных театров был слышнее, ваши коллеги-антрепренеры решили объединиться в ассоциацию. Вас звали?

— Звали, но я стараюсь держаться в стороне от всяких объединений, ассоциаций. У меня двойственное положение. Я работаю в Министерстве иностранных дел, занимаю должность специального представителя президента РФ по международному культурному сотрудничеству. Как госчиновник я могу заниматься творческой деятельностью и ею занимаюсь. А коллегам могу подсобить, дать совет, поучаствовать в общем деле, но входить в объединение — неверно.

Единственное, на что я согласился, — войти в комиссию по культуре Общественной палаты Москвы. Там меня избрали заместителем председателя. Считаю, что мой голос в поддержку культуры будет нелишним. Дальше этого по карьерной линии не хочу никуда двигаться. Всё уже, перерос.

— Вы знаете, какие слухи ходят о вашем театре?

— Нет.

— Говорят, что Театр мюзикла хотел переехать в здание МХАТ им. М. Горького. Но пришел Бояков, и не получилось. Вранье?

— Думаю, не вранье. МХАТ имени Горького строили еще до войны как музыкальный театр. Здание симпатичное, для Театра мюзикла подходит. Иногда мы фантазировали на эту тему. Но я прекрасно понимал: ни Владимир Мединский, который тогда был министром, ни Ольга Любимова сейчас на такое не пойдут. Тем более появилась мощная компания — Бояков, Прилепин, Пускепалис. Они пришли строить свой театр.

С Дорониной могли бы поступить более элегантно
Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

А мечтать о МХАТе при Дорониной было безумием, а я не сумасшедший.

— Как вы относитесь к отстранению ее от художественного руководства МХАТом?

— Мне очень трудно говорить про Татьяну Васильевну. Наверное, я один из немногих здравствующих, у кого с ней были хорошие человеческие отношения. Но при этом я старался не ходить во МХАТ. Не мой театр. А когда все-таки приезжал, Татьяна Доронина говорила: «Ты же знаешь, что тебе это не понравится». При каждой встрече мы были рады друг другу, разговаривали, вспоминали жизнь. У меня к ней очень теплое отношение. Татьяна Васильевна — великая актриса.

А то, как поступили с ней… Скажу страшную вещь: у нас нет цивилизованных норм отношений мэтров и институций, которыми они заведуют. Не научились мы прощаться, отправлять на заслуженный отдых живущих рядом легенд. Все ждём, когда они уйдут биологически. Поэтому процесс этот архиболезненный и сложный.

Я помню, еще при жизни Олега Ефремова мне мучительно было смотреть на то, что происходит с обоими МХАТами. Великие люди, с неоспоримыми заслугами, но денег много они никогда не зарабатывали. В театре вообще не заработаешь. И что остается делать? Уходить на пенсию, впасть в бедность? Поэтому все держатся за театр, который им дает если не финансы, то силы и значимость.

Мне жаль, что так произошло во МХАТе. С Татьяной Дорониной могли бы поступить более элегантно.

С Дорониной могли бы поступить более элегантно

Актриса Татьяна Доронина на сцене МХАТ им. М. Горького. 2017 год

Фото: РИА Новости/Евгения Новоженина

— Вы говорили, что за время пандемии может случиться крах культурных институций. Случился?

— Там, где было государство, оно подставило плечо учреждениям культуры. Но всё равно многие недовольны. Большие проблемы ощущаются в кинопроизводстве, книгоиздательстве. Люди просто боятся ходить в кино, да что там — в магазины. Сократили бюджет на одежду и обувь. Театры, к сожалению, тоже находятся не в первом ряду.

— Между обувью и брюками?

— Думаю, еще дальше. Продукты питания, медицина, образование, ЖКХ и только потом всё остальное.

Бродвей не потянул

— Выезды за границу запрещены. Но Мариинский театр поехал на гастроли в Люксембург и Францию. Почему?

— Я могу этому только радоваться, во всем мире публика хочет видеть русское искусство — так же как мы хотим видеть зарубежное. У Валерия Гергиева мощные международные связи, международный лоббизм. Думаю, что это только во благо.

К сожалению, наши культурные институции свернули или перенесли все зарубежные события. «Русские сезоны» во Франции, успешно начавшиеся в театре «Одеон» в январе, из-за коронавируса закончились в марте. Надеемся, до середины следующего года они все-таки состоятся. На 2021 году уже готовили «Русские сезоны» в Южной Корее.

А коллекцию Морозова должны были выставить в фонде Луи Виттона в Париже осенью нынешнего года. Теперь в лучшем случае это произойдет не раньше февраля. Большие выставки — это спонсоры, которые хотят мощного пиара. А когда на открытие может прийти только 20 человек, всё приобретает совершенно иной характер.

Открытие фестиваля «Русские сезоны» во Франции

Открытие фестиваля «Русские сезоны» во Франции

Фото: «Русские сезоны»

— Во всем мире корректируются планы.

На Западе закрылись даже такие могучие институты, как Метрополитен-опера. Питер Гельб в марте сказал: «Спасибо всем. Трехнедельное жалование, и до конца сезона до свидания». Мои коллеги на Бродвее тоже закрылись. Пока не будет возможности продавать билеты на полный зал, они не откроются.

На Бродвее 50 театров показывают мюзиклы, у нас — три. И все работают. Наш театр, Владимир Тартаковский показывает спектакли «Театра оперетты», Дмитрий Богачев в МДМ представил премьеру мюзикла «Шахматы».

— Театр Ковент-Гарден решил финансовые проблемы, продав с аукциона портрет своего директора кисти Дэвида Хокни. Не придется ли и нашим театрам распродавать добро, чтобы прожить?

— В Англии система господдержки несколько иная, чем у нас. Театр «Глобус» признали банкротом, и только тогда в парламенте начали обсуждать этот вопрос и выделили некие средства.

В Англии госполитика в области культуры довольно поздно приобрела национальный характер, годах в 1950-х. Традиционно театрам помогают меценаты, так же в Америке. И при этом очень серьезные налоговые послабления положены людям, финансирующим искусство, образование. Это типичная англосаксонская модель поддержки культуры. У нас такого рода механизмы вряд ли заработают. Пока театр держится за счет прямой государственной поддержки.

— Налоговое бремя вас не тяготит?

— Мы очень гуманно облагаемся. Тяжелый налог только на прибыль. Он возникает, когда мы привлекаем спонсорские деньги, и его объем напрямую зависит от их количества. Думаю, у законодателей впереди много работы по этому вопросу. Сейчас говорить о льготах по налогообложению аморально, потому что государство не добирает налогов, говорю это как бывший министр.

С Дорониной могли бы поступить более элегантно
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

В пандемию мы продержались еще и благодаря трем-четырем спонсорам, честь им и хвала. А вообще я помню всех, кто дал нам хотя бы рубль за эти 10 лет. Если бы не они, мы бы погибли. К сожалению или к счастью, Театр мюзикла — не коммерческий проект. У нас администрация получает в разы меньше, чем коллеги из государственных учреждений. Были бы мы коммерсантами — поставили бы один спектакль, сняли площадку и играли до тех пор, пока он приносит деньги. Но мы русские люди, хотели создать репертуарный театр мюзикла, что абсурд полный.

— К юбилею театра вы фактически окажетесь бездомными. Будет ли настроение праздновать?

— 21 февраля нашему театру 10 лет. Бездомные — не значит плохие, ничего страшного в этом нет. В трудные времена начинается подъем, ренессанс. За два сезона, которые мы будем болтаться без дома, выпустим один легкий мюзикл. А в 2023 году подключим канадских коллег, с которыми создали «Прайм-тайм» и «Принцессу цирка», и сделаем большую работу под условным названием «Кальман». Но не ждите оперетт композитора. Это оригинальное сочинение о трагедии искусства первой половины XX века. А в основу его легла судьба композитора Имре Кальмана.

За эти 10 лет Театр мюзикла накопил репертуар, собрал хороший коллектив. Два курса Щукинского училища пришли к нам. А еще наши барышни рожали наперегонки. И возвращались в театр уже с детишками. Это не менее важно, чем 10 спектаклей и 10 концертов, которые мы сделали. Надеюсь, у нас впереди много рождений.

Справка «Известий»

Михаил Швыдкой — доктор искусствоведения, профессор, лауреат Государственной премии. В 1971 окончил ГИТИС по специальности «Театроведение». Работал в журнале «Театр», был гендиректором РИК «Культура», главным редактором телеканала «Культура». В 2000–2004 годах — министр культуры РФ. С 2004-го — руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии. С 2008-го — специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству. В 2011 году возглавил Московский театр мюзикла.

Читайте также