Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Приехали из Иркутска в Минск всей семьей на машине»

Серебряный призер Олимпиады-80 Константин Волков — о смене спортивного гражданства своего сына, прыгуна с шестом Матвея Волкова
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отец и сын Волковы стали первыми, кто в разгар кризиса в отечественной легкой атлетике решился на кардинальный шаг — смену спортивного гражданства. Недавно семья перебралась в Минск с расчетом на то, что Матвей уже в ближайшее время станет представлять Белоруссию. Это должно открыть перед Волковым-младшим дорогу на все международные старты, включая Олимпийские игры.

Матвей — самый яркий российский легкоатлет последних лет. Этой зимой он прыгнул 5,50 м — рекорд мира для 15-летних. Так высоко не прыгал даже признанный вундеркинд, нынешний рекордсмен мира среди взрослых Мондо Дюплантис. Именно с него, недавно побившего рекорд Бубки, Волков и берет пример. И мечтает встретиться в секторе — причем не где-нибудь, а на Олимпийских играх.

Перенос Олимпиады в Токио на год дал Матвею реальный шанс попытаться выполнить норматив и пройти отбор. Но это будет возможно, только если выступать на международных стартах. И тут вопрос: разрешит ли международная федерация World Athletics миновать все формальности и обойтись без карантина? О перспективах сына «Известия» поговорили с отцом спортсмена — серебряным призером Олимпиады-80 Константином Волковым.

— Как давно вы находитесь в Белоруссии?

— Уже около двух недель: приехали из Иркутска в Минск всей семьей на машине. Шесты отправили в Смоленск — так было дешевле, и я на днях съездил их забрал. Устроились нормально, нас уже ждала четырехкомнатная квартира в хорошем месте, на проспекте Независимости. Это недалеко от спортивной школы, где мы тренируемся. Получается меньше получаса пешком или три-четыре минуты на машине.

— С условиями для тренировок всё в порядке?

— Есть абсолютно всё необходимое. У нас в Иркутске постоянно возникали какие-то проблемы: то «Байкал-Арена» закрыта из-за футбола, то коронавирус, то еще что-то... Мы не могли тренироваться в то время, когда нам было нужно. Здесь же в любой день недели, в любое время суток — пожалуйста, тренируйтесь.

Что с соревнованиями? На чемпионате России и других наших внутренних стартах Матвей прыгать уже не будет?

— Ни под каким соусом. Потому что в России юношей сейчас не допускают до соревнований. Ни со взрослыми, ни с юниорами, ни с ровесниками Матвей на сегодняшний день соревноваться не может (причина — меры по борьбе с распространением коронавирусной инфекции. — «Известия»). Поэтому мы сейчас проводим вместо двух сразу четыре цикла подготовительного периода. Физически Матвей сейчас готов отлично. Прыгать он умеет и любит. Думаю, к зиме всё будет хорошо.

— У вас уже есть какая-то обратная связь из World Athletics по поводу смены спортивного гражданства?

— Пока нет, потому что мы буквально только что собрали все необходимые документы для оформления вида на жительство в Белоруссии. Думаю, если после этого отправить соответствующий запрос в международную федерацию, проблем не должно быть. Дело в том, что конкретно наш случай в правилах не прописан, так как всё предусмотреть невозможно. Но было несколько аналогичных случаев, которые беспрепятственно разрешались в пользу спортсмена. Если несовершеннолетний ребенок переехал вместе с родителями в другую страну, то он может начинать представлять ее без всяких ограничений.

— Что происходит с президентом Белорусской федерации легкой атлетики Вадимом Девятовским: он сначала пригласил вас в страну, а сейчас вроде бы слег в больницу с нервным срывом из-за негативных постов про Лукашенко?

— Свои обязательства перед нами Вадим Анатольевич выполнил. Всё остальное — его личное дело, я не могу тут ничего комментировать.

Политическая ситуация в Белоруссии вас волнует?

— Никаких вопросов к безопасности у нас тут нет. Ну ходят девушки в белых одеждах и с шариками — почему нет? Когда писали, что на митинге в Минске были 200 тыс. человек, я думаю, там было тысяч 40–50 максимум.

— А как же действия ОМОНа, которые попадают в соцсети?

— Если посмотреть видео стычек, всё начинается с того, что группа явно подготовленных ребят начинает кидаться в ОМОН камнями, брызгать непонятными веществами и так далее. Понятно, что после этого ОМОН начинает заниматься своей профессиональной деятельностью.

— Возвращаясь к Матвею: он говорил, что мечтает отобраться на Игры-2021 в Токио. Это реальная цель?

— Матвей начал говорить про Токио еще три года назад. Тогда это, конечно, было смешно. Год назад я в интервью сказал, что вероятность есть, но чисто теоретическая — процентов пять, не больше. Сейчас, конечно, она выросла во много раз. Думаю, процентов 50 уже есть.

Читайте также
Прямой эфир