Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Остров живых: оркестр Татарстана вышел из карантина ради Рахманинова
2020-08-22 00:35:50">
2020-08-22 00:35:50
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

38 микрофонов на сцене и над ней, десятки часов напряженной «живой» (а не удаленной) работы, около сотни музыкантов и столько же справок об отсутствии коронавируса — такова статистика одной из первых осуществленных после карантина симфонических записей в России. Наперекор продолжающейся пандемии Государственный оркестр Республики Татарстан (ГСО РТ) сыграл для крупного западного лейбла произведения Сергея Рахманинова, а дирижеру и звукорежиссеру пришлось искать правильный баланс не только между духовыми и струнными инструментами, но также между противоэпидемиологическими мерами и художественной целесообразностью. «Известия» стали свидетелями творческого процесса.

Справились о здоровье

Большой концертный зал имени С. Сайдашева закрыт для обычных посетителей. Внутрь пускают только участников записи и сотрудников оркестра. Но даже у своих в обязательном порядке измеряют температуру. А перед началом репетиций всем музыкантам и административным сотрудникам пришлось сдавать тесты на COVID-19. Причем в случае отъезда в другой город требовали новую справку.

Несмотря на пандемические строгости, настроение у музыкантов приподнятое. Они не скрывают: затянувшаяся пауза далась всем непросто — прежде всего в эмоциональном плане. Хотя работа не прекращалась, в том числе групповая: концертмейстеры занимались со своими группами по видеосвязи. А с 3 июля начались очные репетиции.

музыка

Александр Сладковский

Фото: пресс-служба Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан

Прежняя форма, однако, все равно восстанавливается постепенно. Худрук и главный дирижер коллектива народный артист России Александр Сладковский отмечает: выносливость музыкантов упала.

Мышечная сила, которая была наработана за 10 лет, немного потеряна, поэтому я сейчас берегу оркестрантов, стараюсь их не перегружать. Нельзя, чтобы они надорвали руки или губы, — поделился маэстро с «Известиями». — Но в целом у меня нет к ним претензий. На самоизоляции они все занимались, не тратили время зря. И мы идем по графику без отставаний. За первые три дня записали «Симфонические танцы», Третью и Первую симфонии.

Также в издание войдут Вторая симфония, «Вокализ» в авторской редакции для оркестра, симфоническая поэма «Утес» и фантазия «Остров мертвых».

Услышать друг друга

Работа в зале действительно идет живо. «Известия» стали свидетелями, как примерно за час была записана II часть (Allegro molto) Второй симфонии — одна из самых сложных в цикле из-за быстрого темпа и резких динамических контрастов, которые маэстро еще и обостряет, верный своему традиционному подходу. Но оркестр справляется, звучит как единый организм, не расходится. Хотя музыканты сидят чуть свободнее, чем обычно. Расстояние между пультами максимальное, какое позволяет сцена. Это одна из уступок ситуации и противовирусным требованиям.

Звукорежиссер Павел Лаврененков — еще один, наряду со Сладковским, ключевой участник процесса — даже признается, что совсем не против более свободного расположения на сцене.

В зале с хорошей акустикой эти рассаживания лучше для распространения звука. Получается более «предметное» звучание каждой группы. Но тут главный вопрос ­— чтобы музыкантам было комфортно, — пояснил звукорежиссер.

музыка
Фото: tatarstan-symphony.com

Всё должно быть в меру. Если оркестранты будут слишком дистанцированы, они просто не смогут слаженно играть. По той же причине неприемлемы и защитные пластиковые экраны вокруг духовиков. В России эта мера не обязательна, но на Западе многие коллективы уже взяли ее на вооружение. Зря, уверен Лаврененков.

— Для звукозаписи требуется, чтобы музыканты слышали друг друга. А этот параметр обычно не учитывается теми «специалистами», которые ставят защитные экраны вокруг, — сетует он.

Если духовик болен, экраны все равно не помогут, а на звучании это скажется худшим образом. Поэтому лучше просто предотвратить попадание зараженного человека на сцену. Для этого предпринимаются все усилия. Судя по всему, успешно: ни один музыкант ГСО ковид не подхватил, утверждает худрук. Пара человек недавно перенесли обычную простуду и при первых симптомах были отправлены домой.

Благоразумно ведут себя и оркестранты. Ударники не обмениваются палочками — у каждого свой комплект, объятий и рукопожатий на сцене нет, а в перерывах между сессиями все рассредоточиваются по длинным коридорам — благо пространство здания позволяет сохранять социальную дистанцию.

Дело чести

Маэстро уверен: скоро всё вернется на круги своя. Более того, музыкальную индустрию во всем мире ждет расцвет. Ведь после любого провала обычно следует взлет. Да и слишком много творческой энергии накопилось за эти полгода. В работе над записью всех симфонических произведений Рахманинова это чувствуется.

— Это плод, который долго зрел и теперь должен быть снят. Мы десять лет играем его произведения, и в какой-то момент у меня появилось ощущение, что пора уже это зафиксировать на аудио. Конечно, карантин нарушил многие планы оркестра, но, к счастью, запись состоялась. И я сразу сказал музыкантам: это дело чести для вас, — рассказывает Александр Сладковский.

А следующий этап — встреча с публикой. Уже 30 августа в День Татарстана состоится традиционный оперный опен-эйр «Казанская осень». И, конечно, коллектив выйдет на сцену в полном составе.

музыка

Концерт в рамках международного фестиваля имени Сергея Рахманинова «Белая сирень», Казань, 2019 год

Фото: пресс-служба Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан

— Мы не будем сажать по одному музыканту за пульт — это исключено, — категоричен народный артист. — Меломаны соскучились по настоящей энергии оркестра. Но там места достаточно.

Планируется и осенний сезон, в том числе абонемент оркестра в Московской филармонии. Репертуар и точные даты уже известны. Но всё зависит от развития эпидемиологической ситуации в стране.

Читайте также