Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Песенка Герцога спета: Мариинский театр открыл историческую сцену

Исполнение оперы «Риголетто» прошло в масках и без антракта, но с поцелуями на сцене
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Измерение температуры на входе, тут же выдаваемые маски и перчатки, два часа без антракта и, несмотря ни на что, аншлаг — насколько можно говорить о нем в условиях разреженной рассадки. Историческая сцена Мариинского театра открылась после простоя оперой «Риголетто» Верди в постановке Иркина Габитова. Дирижировал маэстро Валерий Гергиев. Пока драматические театры Петербурга только приступили к репетициям, музыкальный вернулся к прежнему режиму работы, хотя и с «коронавирусными» поправками.

По правилам и без

Очередь на улице для тех, кто хочет просто пройти в театр, загибает за здание Мариинки. На открытом воздухе зрители не думают о дистанции, стоят без масок, но, когда заходят внутрь, все напоминает о новых предписаниях. Служители театра — капельдинеры, администратор, гардеробщики — все в средствах индивидуальной защиты (СИЗ). На контроле стоит девушка с коробкой в руках, предлагая зрителям обзавестись масками и перчатками. Перед началом действия, пока публика рассаживается, голос из динамиков несколько раз напоминает, что СИЗы — обязательное условие для зрителей на протяжении всего пребывания в здании: до, во время и после спектакля. Разумеется, это не касается артистического состава — артистов, дирижера, оркестрантов. Если смотреть только на сцену и оркестр, то визуально этот спектакль не отличается от докарантинного. По крайней мере защитных экранов, отделяющих музыкантов в яме друг от друга, нет.

Проигнорировали правила и многие зрители. Люди в перчатках встречаются крайне редко. Что касается масок, то кто-то всю оперу честно просидел в них, кто-то без, у кого-то маска висела на одном ухе или была стянута на подбородок. Передо мной в ложе мужчина все действие просидел без средств защиты.

— Если все вокруг в масках, а я без, значит, это не опасно, — зритель представился как Игорь. — Я не боюсь заразиться или заразить других. Вчера мы с женой были на новой сцене Мариинки, на сегодняшний спектакль купили билеты через интернет, чтобы попасть на открытие исторической сцены, тем более театр соблюдает санитарные нормы.

В зале зрители сидели через одно, иногда через два свободных места — следствие нынешних санитарно-эпидемиологических требований. Но издалека кажется, что партер все равно заполнен. Как сообщили «Известиям» в пресс-службе театра, в день открытия для публики было доступно 780 мест, свободными из них остались не более 10.

Вообще, петербургская публика явно была воодушевлена, какого-то напряжения, связанного с эпидемией, не наблюдалось. Зрители получали удовольствие от долгожданной встречи с оперой вживую.

— Театр все делает правильно: нас об опасности предупредили, в соответствии с нормами рассадили. Выдавая мне бинокль, сказали, что он продезинфицирован, — рассказала «Известиям» зрительница Людмила Гришина. — Бояться надо в общественном транспорте, а не в театре. И потом, такая красивая классическая музыка убивает все микробы.

На вопрос, готова ли публика выполнять предписание находиться в театре в масках и перчатках, зрительница ответила, что, по ее наблюдению, в масках всю оперу сидели процентов 40, но остальных можно понять: находиться два часа в зале в санитарном «всеоружии» сложно.

Смелые поцелуи

Чтобы минимизировать контакт зрителей друг с другом, театр пошел на вынужденную меру: убрал оба антракта, длительность представления составила чуть больше двух часов. Впрочем, этот принцип театр будет применять не ко всем постановкам. Так, «Свадьба Фигаро» на следующий день прошла с антрактом.

«Такого в моей практике еще не было», — написала на своей страничке в соцсети Ольга Перетятько, исполнительница партии Джильды, имея в виду оперу без антрактов. Для певицы этот спектакль стал особым. Во-первых, она еще не пела Джильду в России, только за рубежом. И во-вторых, последний раз на исторической Мариинке певица выступала в «Кармен» в составе детского хора.

Впервые пел большую оперу без антракта и Александр Михайлов, исполнитель партии Герцога Мантуанского.

— Я почувствовал, что это вызов, на который нужно ответить, — признался певец «Известиям». — Не только для меня, разумеется, но и для моих коллег. И мы постарались сделать все возможное, чтобы не было заметно вокальных трудностей. Я вышел на сцену перед живой публикой впервые после большого перерыва, до этого спектакль у меня был еще в марте. Это, конечно, накладывает отпечаток, несмотря на все репетиции, которые у нас были.

Нельзя сказать, что новые требования как-то сказались на пластическом рисунке спектакля. Неизбежное сближение партнеров в парном танце, касания друг друга, поцелуй в шею: все то, что, казалось бы, уже непривычно для человека новейшего времени, осталось. Разве что пришлось уменьшить число присутствующих на сцене.

— Я могу ошибаться, но, по-моему, Роспотребнадзор определяет, сколько человек могут одновременно находиться на сцене, — сказал Александр Михайлов. — Исходя из этого, сокращают число артистов миманса и хористов.

Театральная эстафета

Открыв историческую сцену, Мариинка стала пионером в отряде театров, которые по старинке называют императорскими. Три других мэтра русского искусства только готовятся распахнуть свои двери для публики. Большой театр пока не назвал точную дату начала работы. Александринский планирует открыться 30 августа, а пока продолжит онлайн-трансляции. Малый театр на 3 сентября анонсировал премьеру спектакля «Большая тройка» — про Ялтинскую конференцию 1945 года.

1 августа Александринка и Малый, открывающие свои 265-сезоны, провели сборы трупп. «Известия», побывавшие в Малом, зафиксировали строжайшие меры безопасности. Справки об отсутствие COVID-19 потребовали даже от немногочисленных приглашенных журналистов.

— Мы открываем сезон, но пока не известно, как и когда будем играть, — рассказала народная артистка России Ирина Муравьева. — Нам говорили про сентябрь, но различные публикации пугают второй волной эпидемии. Говорят, что театры могут заработать только с Нового года. Не хочется в это верить.

Народный артист России Борис Клюев сообщил, что сразу после сбора отправляется на репетицию «Большой тройки», где играет роль Рузвельта.

А худрук Юрий Соломин поделился радостью возвращения в «живой» формат.

Я скорее пойду на продажу билетов на ползала и шахматную рассадку, но не работать мы не имеем права, — заявил он. — Вдруг опять эта зараза? Ну надевайте маски и перчатки. Раз говорят, что надо, значит, надо!

Худрук откланялся, натянул маску и отправился работать.

Читайте также
Прямой эфир