Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ситуация в Донбассе продолжает оставаться традиционно противоречивой — даже после вступления в силу с 27 июля договоренностей о дополнительных мерах по усилению режима прекращения огня.

По данным СММ ОБСЕ, только за первый день режима тишины зафиксировано 111 нарушений. Но в то же время это перемирие очень серьезно отличается от всех предыдущих действующих режимов, так как оно официально зафиксировано на бумаге и подписано. Более того, очень четко прописаны все параметры. Новое перемирие предусматривает полный запрет на наступательные и разведывательные действия. Запрещена разведка и при помощи беспилотников.

И всё же первый день показал, что полностью соблюдать этот режим Киев не планирует. Хоть и говорит о том, что это не нельзя считать нарушением договоренностей. Подобные заявления появляются по одной простой причине: в совместном документе, принятом на заседании Трехсторонней контактной группы, говорится, что стороны обязуются осуществлять «эффективное применение дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня». Таким образом, СММ ОБСЕ должны сообщить, кто предположительно был инициатором и организатором нарушений. Затем против этих подразделений и конкретных командиров будут применять дисциплинарные меры. Всем очевидно, что для современной Украины это просто невозможно.

В то же время официальный Киев продолжает уклоняться от совершенно понятного и видимо единственно действенного механизма коммуникации между военными Украины и ЛДНР — прямой связи. За последние несколько лет автор этих строк имел возможность общения с рядом генералов, возглавлявших миротворческие миссии ООН в различных регионах мира. В подавляющем большинстве, отвечая на вопрос, как достичь устойчивого перемирия в Донбассе, они говорили о необходимости прямого диалога военных двух противоборствующих сторон. И этот аспект совершенно лишен политической конъюнктуры, так как многие из этих генералов представляют страны, входящие в Североатлантический альянс.

Один из важнейших факторов поддержания режима перемирия в Донбассе — воссоздание Совместного центра по контролю и координации режима прекращении огня и стабилизации обстановки на юго-востоке Украины (СЦКК). Об этом отчасти стороны договорились в условиях пакета по «дополнительным мерам». Однако и тут украинские партнеры удивляют интерпретацией договоренности.

В частности, в документе, посвященном «дополнительным мерам», указывается «создание и задействование координационного механизма по реагированию на нарушения режима прекращения огня при содействии СЦКК в действующем составе». В настоящее время существуют три представительства СЦКК: украинское, ДНР и ЛНР. Но Киев, вместо того чтобы организовать реальный механизм коммуникации с военными республик, начал делать заявления о необходимости возвращения в формат СЦКК России. Хотя, как мы помним, именно действия украинской стороны привели в 2018 году к прекращению функционирования совместного механизма.

В связи с этим становится очевидным, что в рамках конфликта в Донбассе недостаточно принять документы, призванные регулировать взаимоотношения противоборствующих сторон, даже если эти документы парафированы руководителями стран «нормандского формата». Нужны дополнительные механизмы, которые смогут эффективно повлиять на стороны. Они существуют и применяются в других кризисах. Так что требуется только политическая воля для их использования в донбасском аспекте.

Еще одна знаковая новость, непосредственно касающаяся ситуации вокруг Донбасса, — второй президент Украины Леонид Кучма решил сложить с себя полномочия главы киевской делегации в Трехсторонней контактной группе. Это стало следствием внутреннего конфликта по линии Кучма — Резников (Алексей), в котором украинский вице-премьер фактически перетянул на себя все полномочия и влияние на переговорный процесс в обход официального представителя в формате.

Неудивительно, что, после того как Владимир Зеленский анонсировал поиск замены Леониду Кучме в ТКГ и назвал фамилии Алексея Резникова и Леонида Кравчука, вице-премьер тут же отреагировал одобрением кандидатуры первого президента Украины. Очевидно, Резников уверен, что он сможет за спиной престарелого политического деятеля точно так же проводить свою политику, прикрываясь авторитетом первого лидера страны.

Автор — директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир