Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже общим местом в рассуждениях политологов в преддверии любых выборов и голосований является тезис о сравнении явки и результата «за» с предыдущими электоральными циклами. Не избежало этой участи и предстоящее общероссийское голосование по внесению изменений в Конституцию. В целом ряде telegram-каналов, в социальных сетях, а также устами разного рода оппозиционных лидеров общественного мнения вдруг как под копирку начали появляться публикации, лейтмотивом которых стало некорректное сравнение предполагаемых и прогнозируемых итогов явки и уровня поддержки поправок с президентскими и парламентскими выборами предшествующего избирательного цикла. Тема эта на самом деле является довольно важной в контексте интерпретации результатов и оценки их влияния на восприятие легитимности голосования поп поправкам. Именно поэтому столь важно разобрать логические нестыковки и ошибки при сравнении итогов народного волеизъявления на выборах разных форматов.

Во-первых, попытки «натянуть сову на глобус», то есть сформировать завышенные ожидания по явке и голосованию за поправки попросту лишено смысла, если не учитывать контекст голосования, а также корректный вектор сравнения. А корректным может быть только одна модель — это сравнение предстоящего общероссийского голосования и голосования по принятию новой Конституции в 1993 году. И там, как может любой убедиться, явка не дотягивала до 55%, а процент поддержки нового Основного закона и вовсе был в районе 58%. Мы пока не знаем, какие будут результаты общероссийского голосования по изменениям в Конституцию, однако уже сейчас понятно, что если итоговые цифры будут в районе результатов 1993 года или чуть выше, это уже само по себе можно считать успехом кампании.

Следует отметить, что в 1993 году в день голосования по проекту новой Конституции были еще и выборы в первый состав Госдумы, а также в Совет Федерации. Достаточно просто вспомнить ситуацию в 1993 году: помимо упоминавшихся выше выборов в обе палаты федерального парламента была еще и запредельная политизация общества на фоне событий вокруг Верховного совета. Сейчас же условия проведения общероссийского голосования существенно осложнены целым рядом негативных факторов. Тут и не закончившаяся еще пандемия коронавируса — да такая, что более 10% избирателей настолько напуганы, что не собираются приходить на избирательные участки. Имеется и фактор накопившейся усталости и депрессии, которая сформировалась на фоне объективных экономических трудностей и почти трехмесячного сидения на самоизоляции. Значительный процент электората, особенно пожилого возраста, вообще уехал на дачи и также на голосование, скорее всего, не придет. Всё это объективно будет играть на снижение явки.

Вместе с тем важно понимать также и то, что мы все-таки живем в парадигме демократических процедур. Демократия — это, что бы там не говорили, в своей основе власть большинства. Даже в 1993 году Конституцию приняли при почти 42% высказавшихся против. И ничего, мы нормально жили с этой ее версией все последние 27 лет. Нет и не будет никакой трагедии в том, если какая-то, пусть даже и значительная, часть населения выскажется против. Важна лишь чистота процедуры и итоговый результат, который должен быть больше 50% — в ту или иную сторону. Понятное дело, что есть и политическое прогнозирование, и определенные прикидки, согласно которым поддержка поправок в Конституцию может оказаться и на уровне 60% и даже выше.

И это не случайно, так как основная масса поправок направлена на закрепление социального характера нашего государства и закрепление социальных прав народа в Конституции. Это и гарантии индексации пенсий, и закрепление МРОТа на уровне прожиточного уровня, и усиление роли здравоохранения в системе приоритетов государства, что особенно важно на фоне пандемии коронавируса. Конституция, в своей основе оставаясь неизменной, меняется в соответствие с веяниями времени. Именно поэтому и явку, и процент «за» важно рассматривать в широкой ретроспективе и только в корректном сравнении с единственным аналогичным событием в новейшей истории страны — с 1993 годом.

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир