Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Арестович предрек Украине повтор «корейского сценария»
Мир
В США рассказали о возможном повышении госпошлины на российский алюминий
Общество
В Казани стартовали третьи «Фиджитал игры»
Мир
Число погибших в результате землетрясения в Турции возросло до 2921
Армия
Источник рассказал о росте выпуска снарядов «Краснополь» для уничтожения танков НАТО
Общество
На Казанском вокзале заработала смотровая площадка
Мир
Российские спасатели прибыли в Турцию для ликвидации последствий землетрясения
Наука
Астрономы обнаружили новые спутники Юпитера
Экономика
Wildberries вынуждают полностью отменить плату за возврат товаров
Мир
США заявили о намерении укрепить военный потенциал Украины на долгосрочную перспективу
Мир
В Британии издательство передало гонорар россиянина на нужды украинцев
Мир
Два самолета МЧС России вылетят в Сирию для ликвидации последствий землетрясения
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В середине нынешней недели было принято решение, что Открытый чемпионат США по теннису пройдет в запланированные сроки — с 31 августа по 13 сентября. Пока есть надежда, что ему не помешает резкая вспышка пандемии коронавируса в Нью-Йорке, где обычно и проходит US Open. Власти города уже дали разрешение на проведение соревнования. Таким образом, это будет второй в нынешнем году турнир Большого шлема. В январе, еще до начали эпидемии COVID-19, в Мельбурне состоялся Открытый чемпионат Австралии. Намеченный на конец мая — начало июня Открытый чемпионат Франции («Ролан Гаррос») был перенесен на осень. А Уимблдон, который обычно проходит в июле, вообще отменили.

Мнением о том, как пройдет соревнование в США, в интервью «Известиям» поделился знаменитый тренер Борис Собкин, известный по работе с двукратным обладателем Кубка Дэвиса и двукратным полуфиналистом US Open Михаилом Южным.

— Насколько рискованным является решение провести US Open в Нью-Йорке, который едва ли не больше остальных пострадал от пандемии?

— Конечно, это рискованное решение, чего тут говорить. Понятно, что ситуация в Нью-Йорке совершенно ненормальная в классическом понимании этого слова. Она, может быть, лучше, чем была недавно. Но всё равно риск есть. Тем не менее, надо отметить, что и жить вообще рискованно. Мы с этим «ковидом» забыли, что помимо него есть масса других болезней. Раньше мы о них не думали, жили и не боялись. Понятно, ситуация сейчас сложная. И проводить US Open рискованно, но если организаторы и местные власти видят возможность его провести, это надо делать.

— Турнир решено проводить без зрителей. В этой обстановке будет играть тяжелее?

— Если спросите, хорошо это или плохо, то ответ однозначный: плохо. А если спросите, что лучше: не играть вообще или играть без зрителей, я четко отвечу — играть без зрителей. На мой взгляд, это очевидно со всех позиций. Лучше играть без зрителей, чем вообще не играть. Дело в том, что никто не знает, как долго продлится та ситуация, которая есть сейчас. Ну и что, всем сейчас не жить? А спорт — это часть жизни. В Москве разве закончилась эпидемия? Нет, не закончилась. Открывают кафе? Открывают. Надо продолжать жить. Другое дело — надо соблюдать все возможные меры безопасности.

Борис Собкин на матче Открытого чемпионата Англии

Борис Собкин на матче Открытого чемпионата Англии

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

— С Москвой тяжело сравнивать, поскольку ситуация с коронавирусом у нас не такая жесткая, как в Нью-Йорке…

— Тут трудно сравнивать. Да, в Нью-Йорке все получилось покруче — здесь и обсуждать нечего. Потому что там медицина немного по-другому организована. Я сейчас не хочу об этом говорить и вдаваться в подробности. Тем более, это не моя тема, я в этом не специалист. Но трудно спорить с тем, что наше здравоохранение оказалось лучше готово к пандемии, чем в США. Что там будет в августе, пока трудно сказать. Конечно, Нью-Йорк сейчас — не самое лучшее место для таких соревнований. Но у них нет выхода. Они не могут перенести турнир из города по целому ряду причин.

— Что думаете об ограничениях численности обслуживающего персонала игроков?

— В целом организаторы пошли навстречу участникам. Ты можешь привозить с собой сколько хочешь людей. И помимо гостиницы, можешь снять дом. Как это часто делают на Уимблдоне. И в этом доме может жить столько людей, сколько ты хочешь. В гостиницах дают два номера. Один за счет организаторов, другой – за счет участника. Каждый номер — максимум на два человека. То есть, по количеству сопровождающих теннисистам пошли навстречу. При этом нельзя снимать жилье на Манхэттене — там много людей и наибольшая угроза заразы.

— Отсутствие карантина для участников турнира сильно влияет на ситуацию?

— Да, это облегчает жизнь. Ведь каждый сможет прилететь так, как он хочет. Регулярным рейсом. Без карантина. Правительство гарантирует, что люди, прилетающие на US Open, обойдутся без карантина. Видимо, участникам вышлют какие-то бумаги о том, что они едут на Открытый чемпионат США. И по прилете в Нью-Йорк теннисисты и их делегации должны будут эти документы предъявить в аэропорту, после чего их пропустят и разрешат ехать в отель или снятый дом.

Михаил Южный во время XXV церемонии вручения ежегодной национальной теннисной премии «Русский кубок»

Михаил Южный во время XXV церемонии вручения ежегодной национальной теннисной премии «Русский кубок»

Фото: ТАСС/Станислав Красильников

— Что касается состава делегаций — раньше с Михаилом Южным обычно ведь только вы ездили?

— По-разному. Часто помимо Миши ездили еще два человека — я и физиотерапевт. У нас была компактная команда.

— Получается, сложнее будет топовым теннисистам, у которых большие делегации?

— Да, так и есть. Хотя, если брать наш с Мишей опыт, сейчас нам тоже было бы не совсем удобно. Потому что мы всегда жили в трех одноместных номерах. А сейчас организаторы разрешают только в двух по два. А нам надо было в силу целого ряда причин жить по отдельности. Мише как игроку было необходимо концентрироваться и отдыхать, а это непросто, когда кто-то рядом. Мне в силу возраста и сформировавшихся жизненных привычек также желательно жить в номере одному. Нашему физиотерапевту из Таиланда тоже проще в одноместном. Так что, если бы мы сейчас поехали в Нью-Йорк нашей обычной компанией, было бы трудно. Поскольку третий номер нам бы не дали.

— Как бы вы поступили?

— Сказал бы Мише, что с ним должен поехать один человек. Или я, или физиотерапевт. Я уже человек немолодой, и с кем-то жить в номере не могу. У меня свои привычки, у него — свои, азиатские привычки. Так что, если бы мы не арендовали дом, уже было бы ограничение. А дом может снять максимум 10-15 топовых игроков. Им не проблема организовать проживание и транспорт для всей своей делегации. А с гостиницами сложно, но я организаторов понимаю. Они и так пошли навстречу. Правда, для тех, кто, как мы с Южным, предпочитает жить по отдельности, ничего не поменялось. Во всяком случае, по сравнению с первоначальным вариантом, когда разрешали поселить только одного сопровождающего. По сути, сейчас для него и спортсмена есть по одному двухместному номеру. Только если только теннисист не приезжает на турнир с женой или подругой, которая, понятно, селится вместе с ним. В этом смысле послабление от организаторов работает. Но в сложившейся ситуации всего вообще не предусмотришь. Так что сейчас, на мой взгляд, сделано всё возможное.

Читайте также
Реклама