Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Со всем пылом: почему в российских городах горит деревянная застройка
2020-06-17 18:59:37">
2020-06-17 18:59:37
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Архангельске набирает обороты скандал с поджогами нескольких домов в одном из центральных районов города. Жильцы тушат огонь самостоятельно и просят их переселить, администрация говорит, что в городе на это нет ресурсов. К середине недели вопрос оказался на рассмотрении областного руководства. О том, почему старая деревянная застройка вспыхивает в разных городах страны и как можно помочь зданиям и их жителям, — в материале «Известий».

Костерок в подъезде

С конца апреля по середину июня в одном из деревянных кварталов Архангельска, расположенном в центральном Ломоносовском районе, произошло подряд сразу несколько пожаров, причиной которых, по предварительной информации, стали поджоги. Еще один дом сошел со свай из-за своей ветхости, что делает его потенциально опасным для жилья.

Все дома являются жилыми. Жители настаивают на том, что еще раньше требовали от администрации признать часть зданий аварийными и расселить квартал. Жильцы дома № 6 по переулку Водников, который сгорел еще 25 апреля, также указывают на то, что до сих пор не могут добиться от властей помощи с расселением. Дом, в котором проживали около 20 человек, сгорел практически полностью — часть людей пришлось эвакуировать с помощью лестниц.

В других случаях людям удавалось самостоятельно потушить огонь. Так, например, 7 июня пожар произошел в доме № 8, тогда же жильцы одного из подъездов в доме на соседней улице Космонавтов сообщили, что видели поджигателя — по их словам, молодого человека.

— Мы пошли с мужем в магазин в 13 часов, — рассказала региональным журналистам Елена Давыдова. — У меня внучка маленькая еще дома осталась, уйди я на пять минут пораньше — и всё. Он услыхал, что дверь открылась и мигом [убежал]. Он в подъезде такой шалашик построил, костерок — там были рейки, туалетная бумага.

Еще один пожар произошел 11 июня на соседней улице Розы Люксембург. Его удалось потушить самим жильцам.

А чуть раньше, 10 июня, в том же районе сошел со свай другой деревянный дом — часть жильцов решили ночевать в машинах, чтобы защитить квартиры от мародеров. Ни их, ни тех, кто жил в доме, сгоревшем 25 апреля, ни жителей других домов, которые жалуются на их плохое состояние, расселить в городе не могут из-за отсутствия предназначенного под эти цели жилого фонда.

Шесть уголовных дел

В понедельник, 15 июня, правоохранительные органы заявили о том, что задержали подозреваемого в поджогах.

«По фактам поджогов возбуждены шесть уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации «Умышленное уничтожение или повреждение имущества». Санкция статьи предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет», — сообщили в областном управлении МВД РФ.

По данным полиции, им оказался ранее судимый 35-летний местный житель, после задержания по решению суда он был заключен под стражу. Сами жители не исключают, что речь может идти о заказе со стороны коммерческих структур, претендующих на территорию квартала — об этом они заявили во время общего схода, который состоялся 11 июня. На нем присутствовали представители администрации. В администрации города это отрицают. По словам главного архитектора города Александры Юницыной, в этом районе, согласно новому генеральному плану, предполагается строительство только новой школы, речь о коммерческой застройке не идет.

Еще раньше о проведении доследственной проверки по факту схода одного из домов со свай сообщили в прокуратуре области. Там отметили, что проблема могла быть в халатной работе управляющих компаний.

— Жильцы домов сообщали чиновникам об их непригодности для проживания, но аварийными дома признаны не были. Есть основания полагать, что управляющие компании, обслуживающие указанные дома, ненадлежащим образом их содержали и обслуживали. По данным фактам по поручению Председателя Следственного комитета Российской Федерации Александра Бастрыкина следственными органами СКР по Архангельской области и Ненецкому автономному округу инициировано проведение доследственных проверок, — отметили в ведомстве.

Во вторник, 16 июня, ситуация с аварийными домами обсуждалась на совещании у временно исполняющего обязанности губернатора области Александра Цыбульского. Как рассказали в пресс-службе, чиновник потребовал активизировать работу по их сносу и убедиться, что на месте зданий не остается пожароопасного мусора.

Однако директор департамента городского хозяйства Владимир Шадрин за несколько дней до этого заявил жителям района, что средств на то, чтобы ускорить расселение домов, у города нет.

Сотрудники МЧС на месте пожара жилого дома по адресу Водников переулок, дом 8 в Архангельске

Сотрудники МЧС на месте пожара жилого дома по адресу Водников переулок, дом № 8 в Архангельске

Фото: МЧС РФ/29.mchs.gov.ru

— Поверьте, мы обращаемся во все инстанции. Если финансирование из федерального центра пойдет, для ускорения процесса расселения жилья, возможно, параллельно запустят еще программу, — цитирует его слова региональное издание «29.ru».

Жители настаивают на том, чтобы их дома признали аварийными, однако расселение это ускорит вряд ли — сейчас, по словам чиновников, речь идет только о расселении домов, признанных аварийными до 2017 года, потому что они попадают под финансирование, предусмотренное федеральной программой. По словам главного архитектора города Александры Юницыной, никто из застройщиков взять на себя расселение района также не захотел.

— Ни один из застройщиков не взялся расселять дома для того, чтобы предоставить вам жилье и на этом месте построить новое коммерческое жилье, — отметила она на встрече с жителями.

Подозреваемый в поджогах местный житель во время следственного эксперимента

Подозреваемый в поджогах местный житель во время следственного эксперимента

Фото: МВД РФ/29.мвд.рф

В администрации города к моменту публикации материала не ответили на запрос «Известий» о том, сколько домов в этом районе нуждаются в расселении и какие условия есть для этого у города, а также о том, сколько районов в принципе могут столкнуться с аналогичными проблемами. Но в неофициальном разговоре один из сотрудников администрации признал, что таких деревянных домов, быстро приходящих в упадок, в городе «очень много», средств для их расселения на данный момент нет.

В 2019 году глава Архангельска Игорь Годзиш оценивал общую численность домов под расселение в 550 зданий при том, что за весь 2019 год планировалось снести 60 из них.

Лакомый кусок

Пример Архангельска — не единственный. Только с начала года стало известно о поджоге деревянного дома в Нижнем Новгороде (там пострадала одна из жительниц), нескольких поджогах в Екатеринбурге (в результате погибли восемь человек) и о серии поджогов в Пензенской области.

Проблема с деревянным жилым фондом, который постепенно приходит в упадок, для страны системная, и эффективно работать с ней не получается практически нигде, рассказал «Известиям» доцент факультета городского и регионального развития Высшей школы урбанистики им. А.А. Высоковского, архитектор Виталий Стадников.

Пожар в жилом доме в Екатеринбурге, в результате которого погибли 8 человек

Пожар в жилом доме в Екатеринбурге, в результате которого погибли восемь человек

Фото: пресс-служба СК РФ

— Понятно, что чаще всего это лакомые куски для застройщиков, потому что в большинстве городов такие кварталы, конечно, расположены в историческом центре. И их действительно часто поджигают. Однако это не главная проблема. Проблема в том, что здания ветшают повсеместно и здесь требуется системный подход, высокая административная грамотность и решительность чиновников. Пока у нас регионы делятся на те, которые хотя бы пытаются искать какие-то подходы, и те, которые просто предпочли закрыть на всё происходящее глаза, — отмечает он.

В большинстве случаев сценарии поджогов похожи и выглядят «как под копирку», согласен заведующий кафедрой государственного и муниципального управления Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Руслан Абрамов.

— Иногда делать это могут от отчаяния и сами жители, которые не могут добиться расселения. Но чаще всего речь все-таки идет о коммерческих поджогах в попытке «освободить» удачное место под собственные планы, — считает эксперт.

Дополнительные сложности связаны с тем, что даже в случае, если само состояние домов является удовлетворительным, коммуникации в них чаще всего просто не приспособлены для работы с современными нагрузками — отсюда не только случаи поджогов, но и случайные возгорания.

Сотрудники МЧС и СК РФ на месте пожара в жилом доме в Екатеринбурге, в результате которого погибли 8 человек

Сотрудники МЧС и СК РФ на месте пожара в жилом доме в Екатеринбурге, в результате которого погибли восемь человек

Фото: пресс-служба СК РФ

При этом, с юридической точки зрения, по мнению Виталия Стадникова, именно многоквартирные деревянные дома являются наиболее сложными для расселения — в том числе, и с целью сохранения застройки, — поскольку часть квартир находятся в частной собственности, часть — в муниципальной.

На восстановление документов и решение всех спорных вопросов, необходимых для расселения людей, требуется достаточно много времени. В таких вопросах необходимо активное участие местной администрации, готовой, в том числе, договариваться с людьми и предлагать им сопоставимые условия, а не только альтернативы на окраинах.

Мертвый город

Несмотря на сложности и возможные затраты, проблему с ветшающей застройкой, которая достаточно остро стоит для многих городов, можно решать только расселением, уверен Руслан Абрамов.

— Если оценить все возможности, которые возникают в результате, экономически это выгодно. Но проблема в том, что деньги на расселение нужны всегда сейчас — и их, как например, в этом случае с Архангельском, нередко нет. Поэтому здесь эффективно, на мой взгляд, было бы использовать механизм государственно-частного партнерства. И здесь уже всё зависит от политики на региональном уровне, от того, насколько руководство будет способно строить такие отношения с бизнесом, — полагает собеседник издания.

Сейчас в большинстве городов проблему или вообще оставляют без внимания, или предпочитают решать за счет застройщиков, указывает Виталий Стадников. В этом случае администрация признает здания аварийными и передает их коммерческим структурам, которые, в свою очередь, несут полную ответственность за расселение жильцов, снос домов и дальнейшую застройку. О сохранении исторического облика в такой ситуации речи не идет. В том числе и потому, что расселять здания для последующего ремонта, а затем заселять вновь — слишком трудоемко.

По мнению Руслана Абрамова, задействовать для решения проблемы можно было бы и механизм, подобный тому, что был использован при разработке столичной программы реновации.

Виталий Стадников в качестве относительно успешного примера приводит столицу Татарстана, где к тысячелетнему юбилею Казани исторический центр был полностью расселен и отреставрирован.

— Но в результате центр города получился мертвым. Там есть жизнь днем, а ночью он пустой — так тоже не должно быть, — отмечает собеседник издания.

Более эффективными являются единичные инициативы, предпринимаемые на уровне отдельных городов — когда судьбой ветшающего деревянного исторического центра занимается специально созданная структура. Она отвечает не только за расселение жильцов, но и за подготовку всего пакета документов для будущих инвесторов. В этих случаях им предлагается приобрести здание по льготной цене, но с дополнительными обязательствами по его восстановлению — при условии, что полный пакет документов, а главное, сам проект был заранее подготовлен городом.

— Инвесторов довольно много. Но чтобы они заинтересовались такими предложениями, им нужны гарантии и полная прозрачность, плюс здание должно быть с юридической точки зрения уже очищено, а вопросы с защитным статусом здания и соответствующими ограничениями решены, — считает архитектор.

Такого — за очень редким исключением (например, несколько домов таким образом удалось спасти в подмосковном Зарайске) — сейчас не встречается практически нигде, прежде всего, из-за неумения или неготовности администрации на местах работать с подобными вопросами, заключает он.