Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
Минобороны назвало риски для всего мира из-за обстрелов Запорожской АЭС
Мир
Бангладеш заявил о попытках договориться с РФ о поставках нефти
Мир
Байден подпишет протоколы о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО 9 августа
Мир
В Запорожье поддержали проведение референдума с учетом требований законодательства РФ
Мир
Евросоюз выделил более €8,9 млрд на помощь Украине
Армия
Россия и Алжир впервые проведут совместные антитеррористические учения
Мир
США приняли решение о возможности освобождения Винника под залог
Мир
Антонов уличил США в намерении максимально затянуть конфликт вокруг Украины
Мир
Сторонники Трампа начали собираться около его резиденции после обыска ФБР
Экономика
Пушков увидел признаки перемен в компромиссах ЕС ради экономии
Мир
Украинские боевики обстреляли Макеевку снарядами НАТО
Мир
МИД РФ раскритиковал слова Зеленского об обстреле Запорожской АЭС
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Его словно высеченное из камня грубым резцом провинциального скульптора лицо узнавалось зрителем с первого взгляда, хотя главные роли Михаилу Кокшенову доставались редко. Он один из немногих сумел адаптироваться в 1990-е к новым временам, одним из первых освоив амплуа комедийного «нового русского». При этом Кокшенов оставался глубоко чувствующим настоящее искусство творцом даже в самых коммерческих своих работах. Сегодня, 5 июня, замечательного актера и режиссера не стало. «Известия» отдают ему долг памяти.

Для целого поколения зрителей, выросших в 1980-е, Кокшенов оставался самым обаятельным жуликом экрана, сравнимым по популярности разве что с героями Челентано. Его Степан Степаныч из «Спортлото-82» Гайдая в дуэте с пуговкинским спекулянтом Сан Санычем, по сути, вытягивал не самую, увы, сильную работу советского гения комедии, обеспечив ей первое место в общесоюзном прокате.

михаил кокшенов

Кадр из фильма «Спортлото-82»

Фото: Мосфильм

Столь же яркими были и другие экранные прохиндеи, с блеском воплощенные Кокшеновым в совесткое время. Впрочем, подвластны его дарованию были и более глубокие и серьезные роли. Трудно забыть его лейтенанта Иванова во «Фронте в тылу врага» или слугу Ивана в «Маленьких трагедиях» Михаила Швейцера.

Он снимался много — фильмография Кокшенова подбирается к полутора сотням названий, — но в основном в ролях второго плана. Так уж видели его режиссеры: характерный персонаж, оттеняющий главных героев и создающий тот необходимый фон, который может помочь даже проходной картине поймать волну зрительского внимания и передать то чувство, что на немецком именуется Zeitgeist.

Именно этот дух времени предельно точно передавал Кокшенов почти в любой своей роли — играл ли он деревенского полицая, жулика-спекулянта или постсоветского мафиози. Именно эта роль в последнем фильме Леонида Гайдая, «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди», сделала Кокшенова своего рода символом раннего постсоветского кинематографа.

михаил кокшенов

Кадр из фильма «Молодые», 1971 год

Фото: РИА Новости

Кокшенов чутко ощущал культурную конъюнктуру — в том смысле, в каком такое умение необходимо каждому стоящему артисту. Его режиссерские работы 1990-х и нулевых часто называют кооперативным кино. Вероятно, в этом ярлыке подразумевается некоторая снисходительность, если не легкое презрение. Однако, пересматривая сегодня «Русский бизнес» или «Улыбку Меламеты», трудно не согласиться с тем, что Кокшенову удалось то, что не получилось у эстетствовавших на деньги спонсоров «высоколобых» творцов: вновь поймать, сохранить и передать — в назидание потомкам — дух той странной, страшной, но, очевидно, неизбежной в истории страны эпохи.

Он и сам был таким — незвездным, что называется, «парнем из нашего города». Родился 16 сентября 1936 года в обычной московской семье. Вырос в Замоскворечье — старинном хулиганском районе столицы. Отец погиб на войне, мать (бывшая, судя по фото, настоящей красавицей) больше не вышла замуж, посвятив себя сыну.

Борис Грачевский, режиссер, создатель киножурнала «Ералаш»

С Михаилом Кокшеновым мне посчастливилось работать практически на самом начале «Ералаша». Это удивительно яркий комедийный артист, харизматичный, который очень сочно дополнял и украшал своим участием огромное количество сюжетов. Потом он увлекся самостоятельной режиссурой и продюсированием, но тем не менее на любой наш звонок с удовольствием откликался, приходил и снимался.

Во времена бескартинья он начал снимать свое кино. Простое, дешевое, но достаточно смешное. Наташа Крачковская, Борис Щербаков, да многие артисты у него с удовольствием снимались. Главные роли в кино ему практически не доставались, но и небольшие всегда были большой удачей и оборачивались огромной зрительской любовью. Я много поездил с ним по стране, и как народ его обожал!

Я бы поставил Михаила Кокшенова в один ряд с такими великими комиками, как Петр Олейников, Савелий Крамаров. Когда эти актеры ушли, он занял их место. И если где-то в кино нужна была какая-то сочная «клякса», звали Кокшенова.

Учился Миша не блестяще, а выделявшиеся карманные деньги тратил почти исключительно на кино. В какой-то момент, как вспоминал актер много позже, в голову ему пришла мысль: «Мама хотела стать актрисой, но почему-то не стала. А почему я не могу?» Но, закончив 7 классов, он пошел не в театральное (да и не взяли бы по возрасту!), а в техникум. Выучился на геолога и начал трудовую биографию инженером в «Главнефтерудпроме».

михаил кокшенов

Михаил Кокшенов на съемках фильма «Белые Росы» режиссера Игоря Добролюбова, 1983 год

Фото: РИА Новости/Галина Кмит

Всё же мечта не отпускала, и в 1958 году он попробовал поступить в легендарную «Щуку», но провалился на экзаменах. Кокшенов пытался разыграть героя, но, как он вспоминал, «мне быстро дали понять: рожа-то у меня не геройская». Но уже на следующий год он прошел — и, как говорится, с триумфом. Кокшенов разыграл несколько сценок собственного сочинения, которые с успехом выдал экзаменационной комиссии за сочинения Куприна и Бунина. Он и вообще строил свою актерскую карьеру на следовании подзабытым к тому времени традициям русского репертуарного театра — и именно это, пожалуй, принесло ему успех.

Народный артист России Дмитрий Харатьян:

С Михаилом Михайловичем мы вместе снимались в картинах «Частный детектив, или операция «Кооперация», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди», «Новый Одеон». Он в основном снимался в комедийных фильмах, и это неудивительно — в жизни он был человеком веселым, задорным, жизнерадостным, очень коммуникальбельным. У него всегда были новые идеи, он разговаривал такими смешными фразами, что режиссеры часто оставляли их потом в своих фильмах.

Он всегда был крепким, спортивным, занимался боксом — пышущий здоровьем русский богатырь. Очень любил жизнь, у него были настоящая жажда жизни, потрясающее чувство юмора и легкость, которая притягивала к нему всех без исключения людей. По-человечески и по-актерски у нас сложились очень хорошие отношения, мне всегда было приятно с ним работать и общаться. Я от него заряжался позитивом, настроением, оптимизмом.

Колоритный артист, яркий, большой, характерный, крупными мазками работал. Недаром его обожал Гайдай. Ему было 83 года —он прожил яркую жизнь и такой же яркий след оставил в нашем кинематографе. Светлая память.

В 1963 году он начал работать в Театре Маяковского, а уже в 1964-м состоялся полноценный дебют в кино — в роли сына кузнеца Мишки Костырева в драме «Председатель», рядом с великим Михаилом Ульяновым. Собственно, роли в массовке, без упоминания в титрах, были у Кокшенова еще во время учебы — именно тогда он и начал осваивать непростое мастерство держаться в кадре, не перетягивая на себя зрительское внимание, но создавая тот магический эффект присутствия, благодаря которому имена актеров и остаются в истории.

Одна из немногих «почти главных» ролей в творческой биографии Кокшенова — ефрейтор Косых в «Жене, Женечке и «катюше» Владимира Мотыля — остается, пожалуй, и одной из почти недостижимых вершин отечественной актерской школы в кино. Кажется, опять роль второго плана — но убери из тонкой и горькой трагикомедии по повести Булата Окуджавы фигуру грубоватого ефрейтора, и распадется вся ткань повествования, что-то исчезнет из хрупкой истории фронтовой любви персонажей Олега Даля и Галины Фигловской.

михаил кокшенов
Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев

Образ «бугая из простонародья» надолго прилип к почти двухметровому широкоплечему Кокшенову-актеру. Однако истинную суть Кокшенова-человека точно уловил Булат Окуджава, подаривший ему свою книжку с надписью: «Мише Кокшенову, хорошо замаскировавшемуся интеллигенту».

Кирилл Разлогов, глава гильдии киноведов и кинокритиков

Россия богата комическими актерами, и Михаил Кокшенов — один из наиболее ярких представителей этого типа артистов.

Он работал с Леонидом Гайдаем, которому по своему дарованию, безусловно, подходил. У него был запоминающийся типаж, но, отыгрывая самые разные ситуации, он всегда ухитрялся оставаться самим собой. Его режиссерская карьера началась с того, что он необычно и броско разрабатывал сцены и сюжеты, своей стилистикой напоминающие комедии немого периода кино. Картины были безыскусные, но эффективные по отношению к зрителю, а этого требовала ситуация. То была эпоха кооперативного кино, и оно было построено на том, что вложенные в фильм деньги должны были окупиться. У Кокшенова это получалось — он был очень популярен.

Из наших комических актеров он скорее напоминает Савелия Крамарова: тот тоже пользовался разными красками своего актерского дарования, воспринимался аудиторией как своей человек в любой картине, действие которой происходило на российской территории.

Михаил Кокшенов в этом плане был более последователен. Крамаров, как известно, эмигрировал, а Кокшенов — нет и до конца своей длительной карьеры оставался верен себе.

Михаил Кокшенов продолжал активно работать и в 80 лет, но в 2017 году случилась беда: актера сразил тяжелый инсульт. После этого он практически исчез из общественной жизни, борясь с недугом. Увы, болезни и годы взяли свое. Сегодня Михаила Михайловича не стало. Но с нами останутся его роли, его герои, его воспоминания — настоящего московского интеллигента, не просто умевшего обернуться «человеком из народа», но глубоко, по-настоящему знавшего жизнь своих соотечественников во всем ее разнообразии.

Читайте также
Реклама