Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Надо волевым решением ввести жесткий лимит на легионеров»

Чемпион Европы-2011, баскетбольный тренер Борис Соколовский — о новых задачах РФБ и первых шагах своих лучших воспитанников
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент Российской федерации баскетбола (РФБ) Андрей Кириленко проделал большую работу на своем посту, но в случае переизбрания на новый срок ему необходимо обращать больше внимания на регионы и ввести жесткий лимит на легионеров в женской Премьер-лиге. Такое мнение в интервью «Известиям» высказал заслуженный тренер РФ, победитель Евробаскета-2011 в качестве наставника женской сборной Борис Соколовский. Он также оценил потенциал «Самары» в борьбе за место в плей-офф Единой лиги и вспомнил о первых шагах Виктора Хряпы, Андрея Фетисова и Петра Самойленко в российском баскетболе.

— Недавно Андрей Кириленко заявил, что хотел бы продолжить работу во главе РФБ в новом олимпийском цикле. Как вы оцениваете его работу на этом посту за неполные пять лет?

— Андрей сделал очень много хорошего за это время, наладил работу по многим направлениям. В первую очередь как тренер могу отметить, что на высоком уровне функционируют департамент судейства и департамент профессионального баскетбола. Ранее это были самые проблемные позиции. Радует, что турниры всех уровней теперь можно посмотреть в прямом эфире на РФБ ТВ. Все сборные перестали в чем-то нуждаться. Для них созданы отличные условия, и игрокам можно сосредоточиться только на баскетболе. Кириленко активно взялся развивать и новую олимпийскую дисциплину — баскетбол «3х3». Только у нас и у Китая мужская и женская национальные команды отобрались в Токио-2020 по рейтингу. Это великолепное достижение.

Из минусов нынешнего президента РФБ, и здесь я соглашусь со многими нашими заслуженными ветеранами, — то, что он мало бывает в России. Его узнаваемость за счет блестящей карьеры в NBA могла бы помогать в популяризации баскетбола в регионах. Но Андрей не так часто ездит по городам России. Ему стоит уделить этому больше внимания, ведь его приезды могут не только вдохновить детей развивать свои навыки, но и поспособствовать созданию новой инфраструктуры. Во многих регионах по-прежнему острая нехватка залов. Знаю об этом не понаслышке, так как последние два года возглавлял клуб Суперлиги-2 «АлтайБаскет». Еще отдельная тема — лимит в женском баскетболе. Семь-восемь легионеров в заявках клубов женской Премьер-лиги — это перебор.

— Какой оптимальный лимит?

— Квоту надо сократить до четырех легионеров в заявке, которые могут выходить на паркет без каких-либо ограничений. Считаю, это даст возможность нашим игрокам полноценно развиваться. С одной стороны, они будут перенимать опыт у сильных иностранных баскетболисток, с другой — получать значительно больше игрового времени.

Считаю, что Кириленко надо сделать это волевым решением. Вынести вопрос на исполком РФБ и привести доводы, почему надо срочно менять регламент. Российские баскетболистки почти не играют в Евролиге, выходят на паркет только в «мусорное» время. В Премьер-лиге статистика чуть лучше, но ее тоже нельзя назвать оптимальной. Как итог — женская сборная пропускает уже вторые Олимпийские игры подряд. Хотя совсем недавно об этом даже страшно было подумать. Мы всегда были среди лидеров на самых крупных турнирах, а теперь не можем попасть в топ-6 на Евробаскете, чтобы отобраться в олимпийскую квалификацию. УГМК и курское «Динамо» уже выиграли Евролигу. Пора умерить амбиции и поработать на благо российского баскетбола.

— В мужском клубном баскетболе вы бы предложили какие-то нововведения?

— Мне кажется, что наши клубы играют слишком мало матчей. Например, за 2,5 месяца в 2020 году «Парма» и «Автодор» провели всего по шесть и семь игр соответственно. Считаю, в будущем РФБ совместно с Единой лигой надо организовать дополнительный турнир между клубами, которые не попадают в плей-офф Единой лиги, и лучшими командами Суперлиги-1. Это добавит баскетболистам игровой практики и позволит клубам Суперлиги примеряться к новому для себя уровню.

— Вы высоко отзывались о победителе Кубка России – 2020 «Самаре». На ваш взгляд, самарцы способны вступить в Единую лигу уже в новом сезоне?

— Лично меня подкупает, что в «Самаре» создана невероятная вертикаль — начиная от детских команд и заканчивая профессиональными клубами у мужчин и женщин, а также командами по баскетболу 3x3. Такого нет даже у наших грандов. К тому же президент клуба Камо Погосян добился того, что на клуб «работает» весь регион. Сызрань, Новокуйбышевск, Тольятти поставляют в «Самару» своих лучших воспитанников. И это обеспечивает всем командам структуры конкурентоспособность в каждом турнире.

Думаю, такой подход позволяет клубу надеяться на повышение в классе и вступление в Единую лигу в сезоне-2020/21. Но одно дело туда зайти и не ставить перед собой высоких задач. Например, в саратовском «Автодоре» нацелены на то, чтобы давать игровую практику своим воспитанникам. А будет команда бороться за выход в плей-офф или нет, зависит от того, угадает ли глава клуба Владимир Родионов с выбором легионеров на сезон. У «Самары» другой подход. Тут есть крепкий костяк российских баскетболистов под руководством, возможно, сильнейшего молодого тренера страны, стабильное финансирование. И если сделать точечную селекцию, взяв трех-четырех качественных легионеров, это будет крепкий середняк турнира, который в первый же год может претендовать на попадание в топ-8.

— Многие болельщики знают вас как одного из самых успешных отечественных тренеров в женском баскетболе. Но вы открыли многих выдающихся мастеров и для мужского баскетбола — в том числе многолетнего капитана ЦСКА, чемпиона Европы-2007, призера Олимпийских игр – 2012 Виктора Хряпу. Расскажите эту историю.

— Мне кажется, это тема для отдельного разговора. Попробую изложить ее кратко. В 1995 году я закончил работу на Украине и меня позвал к себе президент «Автодора» Владимир Родионов. Я ему сказал, что мы можем забрать из Киева четырех потенциально очень сильных игроков. Один из них — Николай Хряпа (чемпион Украины, обладатель Кубка вызова в составе УНИКСа. — «Известия») — на мой взгляд, имел данные, чтобы выступать в NBA. Родионов скептически отнесся к моим словам, но всё же согласился устроить просмотр. Я привез Николая, Константина Галенкина, Сашу Мирзу, а также Владимира Анциферова (впоследствии несколько раз был главным тренером «Автодора». — «Известия»). В итоге Родионову понравились все ребята и он согласился их подписать. А также взял первого тренера Николая Хряпы Николая Горовенко. Кстати, Горовенко известен еще и тем, что тренировал Виталия Потапенко, одного из самых успешных украинских игроков всех времен, отыгравшего 10 сезонов в NBA.

Я знал Николая Хряпу еще с 1992 года, приметил его по юношеским соревнованиям и попросил Горовенко держать меня в курсе его дел. И в какой-то момент Горовенко звонит мне и говорит, что собирается выгонять его из-за постоянных пропусков тренировок. Я решил разобраться, в чем дело, и выяснил, что Коля работает на заправке, где моет машины, чтобы заработать на пропитание. Они с младшим братом Виктором росли только с мамой Галиной Николаевной, которая работала на трех работах, чтобы семья жила хотя бы в минимальном достатке. Я начал помогать им. Покупал ребятам кроссовки, давал какие-то деньги. Потом, как я сказал выше, мне удалось устроить Николая в «Автодор». Он жил в моей семье, делил комнату с моим сыном.

— Затем в «Автодор» переехал и Виктор Хряпа?

— Да, через год они перебрались в Саратов вместе с мамой. Виктор был моложе Николая на три года, но уже тогда обладал невероятным характером и игровым мышлением. Но стоит оговориться, что там была еще одна проблема. Галина Николаевна вступила в долевое строительство в Киеве, вложив в это все накопленные средства. В какой-то момент компания-застройщик поставила ей ультиматум. Или она доплачивает $3 тыс., или квартира пропадает. Я попросил Родионова помочь. В итоге он дал их семье $5 тыс. и предложил контракт обоим братьям. Хотя до этого я говорил об этой проблеме с владельцем БК «Киев» Михаилом Бродским, который до сих пор возглавляет федерацию баскетбола Украины. Мол, надо дать семье Хряпы $3 тыс. и вы можете подписать очень талантливых парней. Он ответил, что лучше откусит себе локоть, чем вложит деньги непонятно во что. Поэтому размах Родионова и прижимистость Бродского сыграли на пользу российскому баскетболу.

Виктор недолго тренировался с молодежной командой. Спустя год он уже привлекался к основе «Автодора», ну а впоследствии стал одним из самых сильных игроков Европы своего поколения, долго был лидером ЦСКА, поиграл в NBA, принес титулы сборной.

— Еще один ваш воспитанник Андрей Фетисов стал первым российским игроком, выбранным на драфте NBA. Где вас с ним свела судьба?

— Андрея я нашел в Таджикистане, когда возглавлял сборную республики. Впервые увидел его в горах, когда вышел на прогулку. Вижу, идет высокий парень с очень длинными ногами. Я подошел к ним (Андрей был с тетей) и предложил прийти в баскетбольную секцию. Тетя сказала, что у мальчика слабое здоровье, и отговорила его. Прошло несколько лет, и у меня появилась идея набрать группу начальной подготовки. Я ходил по школам Душанбе и на одном из уроков физкультуры вновь увидел Фетисова. Хорошо, что я запомнил его имя. На этом же уроке был тренер по легкой атлетике, который хотел забрать Андрея в прыжки в высоту. Спросил, кого он ждет, и тот указал на Фетисова, на что я ответил, что он уже занимается баскетболом. Я блефовал. Он ответил: «Жаль», — и ушел с урока. До сих пор испытываю чувство стыда перед отечественной легкой атлетикой. У Фетисова такое выдающееся тело, что он бы мог стать чемпионом в любом виде спорта, каким бы ни занялся.

— Как вам удалось уговорить его родственников?

— Это были долгие переговоры с бабушкой и тетей (смеется), но мне удалось их убедить. Андрей тренировался с ребятами на 3–4 года старше, но даже среди них выделялся своими способностями. Был отчаянным, отважным парнем. В 1987 году меня позвали тренировать донецкий «Шахтер», а Андрей в итоге уехал в Санкт-Петербург, где продолжил постигать азы баскетбола под руководством Анатолия Штейнбока.

— Анатолий Штейнбок в интервью «Известиям» сказал, что Андрей Фетисов — самый талантливый воспитанник, хотя его школу прошли многие великие баскетболисты, в том числе Сергей Тараканов и Андрей Кириленко. На ваш взгляд, на сколько процентов Фетисов реализовал свой потенциал?

— Его карьере можно позавидовать. Много играл за сборную, стал вице-чемпионом мира, поиграл за границей, в российских топ-клубах. Конечно, он не достиг тех вершин, которых мог достичь. Если бы он попал в NBA, то надолго бы там закрепился. Даже не сомневаюсь в этом.

— Еще один ваш известный воспитанник — чемпион Европы-2007 в составе сборной России Петр Самойленко. Как он делал первые шаги в баскетболе?

— В 1993 году я второй раз в тренерской карьере принял «Шахтер», и в их составе был 16-летний Самойленко. Мы хорошо провели сезон, но на следующий год передо мной поставили задачу выиграть чемпионат Украины. Это было нереально, учитывая, какой состав тогда был у «Будивельника». В итоге мы не договорились с руководством и я был вынужден покинуть команду. В 1996 году, когда я уже руководил «Самарой», мне позвонил Петр и попросил забрать его. После моего ухода его отправили по арендам и не давали закрепиться в составе «Шахтера». Я уточнил мнение тогда еще генерального директора самарского клуба Камо Погосяна. Он одобрил переход Самойленко, и я поехал в Донецк.

В итоге мы вели переговоры с генеральным директором «Шахтера» Владимиром Гросулом всю ночь. Выпили бутылку водки, и наутро он дал мне открепительное письмо с печатью и подписью. Самойленко два года отыграл в «Самаре», потом играл в УНИКСе, «Динамо», сборной… Я был посаженым отцом на его свадьбе, отучал курить, много работал с ним индивидуально. Опекал как близкого человека и рад, что из него вышел толк. Сейчас он счастливый отец троих прекрасных сыновей и нашел себя после завершения карьеры.

Читайте также
Прямой эфир