Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Велика вероятность, что в этом году 9 мая мы будем отмечать по домам. Уже точно – без Парада Победы и Бессмертного полка в традиционном его понимании. В последние годы все ярче вырисовывается образ праздника, который объединяет всю страну: кажется, от мала до велика. Впрочем, что останется от Дня Победы, если убрать все основные праздничные мероприятия? К тому же, старшее поколение все чаще предъявляет претензии внукам – память о тех, кто пережил войну, утекает сквозь пальцы, а молодежь и не думает активно интересоваться семейной историей. Да и в целом, существует ли способ в условиях самоизоляции создать уникальное ощущение единения, которое так характерно именно для этого дня?

Музей Победы провел масштабный опрос и пообщался с респондентами из 15 крупнейших городов России: Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Казани, Волгограда, Воронежа, Кемерова, Иркутска, Перми, Саратова, Смоленска, Севастополя, Петрозаводска и Курска. Исследователи беседовали с людьми от 18 до 60 лет, охватили сразу три поколения. Основной вопрос – как работает механизм памяти. С каждым поколением Вторая Мировая все дальше. Уже сильно состарились даже те, кто во время войны был маленьким ребенком, а уж тех, кто воевал, почти не осталось. Большинство наших современников, которых можно назвать «старшим поколением», помнят не войну, а рассказы о том времени из уст своих родителей, бабушек и дедушек. Мы спрашивали: что больше всего влияет на сохранение памяти: семья, общество, государство? И какой должна быть эта память?

Практически все социологические исследования на поколенческую тематику фиксируют серьезный разрыв в восприятии реалий сегодняшней жизни. Конечно, так быстро меняющийся мир разделяет поколения как никогда раньше. Интересно, что в отношении победной тематики такой разрыв наименее заметен – исследование показало удивительное единодушие в восприятии объединяющей силы одного из главных праздника года. А дату 9 мая 1945 года все респонденты назвали исключительно важной и в мировой, и в семейной истории. Как сказал один из участников дискуссии, от этого дня мы все отсчитываем годы мирной жизни и часто – саму семейную историю: «Сохранять память нужно, чтобы начать отсчет нашего поколения, откуда мы вообще родом. Мы же как Иван, не помнящий родства, получились. Все, что до войны – даже и не про нас».

Молодежь считает: связь поколений рождается в семьях, из живых воспоминаний и историй. Представителей «военного времени» своей семьи молодые люди хотят помнить не как абстрактных героев, штампы из учебника, а как своих близких, таких же, как они, но оказавшихся в исключительных условиях.

Наши респонденты рассказывали, как «примеряли» на себя ситуации, в которых оказались их прабабушки и прадедушки:

«Я иногда думаю, а смогла бы я вот так вот просто? Ведь им было 19, она с 23-го года, ей в 41-м году не было и 20 лет. Они себе года приписывали, чтобы уйти на фронт. Смогла бы я под этими пулями?».

Попытка же подогнать все военное поколение под удобный шаблон, сделать живых людей памятником воспринимается негативно: «Везде на экранах мы видим, какие были все самоотверженные, бесстрашные. А насколько мне мои близкие говорили – это было очень страшно».

Естественная потеря воспоминаний, их упрощение, уход вместе с ветеранами, теперь уже с их детьми и даже внуками превращает личные воспоминания в схематичные, все больше похожие на страницы учебника с описанием боевых подвигов. Механизмы человеческой памяти, к сожалению, не совершенны. Даже при большом обоюдном желании всех членов семьи сохранить историю, подробности уходят, лица и надписи на фотографиях блекнут и стираются. Еще одно-два поколения и что останется?

Но готова ли молодежь подхватить сохранение памяти о военном поколении? Оказывается, дальше громких заявлений о важности помнить подвиг предков дело не идет. Аккуратно разбирать семейные архивы, передавать воспоминания на хранение в музеи и проекты по увековечиванию памяти – дело среднего и старшего поколения. Молодые участники исследования искренне недоумевали, когда дело доходило до вопроса об их личной роли в сохранении семейных воспоминаний.

Мы находимся в удивительной ситуации, когда при кажущемся единодушии в отношении праздника прямо сегодня теряем очень важное измерение памяти – личное, связанное с конкретными людьми. Да, конечно, есть еще государственное измерение праздника – Парад Победы и общественное – акция «Бессмертный полк». Но и их значение ощутимо меньше для младшего возрастного сегмента – 47% респондентов в возрасте 18-24 года заявляют о том, что им неинтересен Парад Победы, в сегменте 45-54 года таких всего 21%. И, конечно, без личной окраски праздник «со слезами на глазах» рискует потерять изрядную долю искренности.

В обществе существует запрос на сохранение семейной памяти о войне и на вовлечение молодежи в этот процесс. В конце концов, возможно, этому и стоит посвятить юбилейное 9 мая без парада и полка – семейному рассказу о пока еще живущих в памяти героях.

Автор директор музея Победы

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир