Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Маэстро танца: легенде мирового балета Владимиру Васильеву — 80
2020-04-17 18:02:44">
2020-04-17 18:02:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

18 апреля народный артист СССР Владимир Васильев отмечает юбилей. Глядя на этого энергичного человека, никогда не скажешь, что ему 80. «Известия» поздравляют любимого артиста с днем рождения и вместе с друзьями юбиляра вспоминают вехи его славного пути.

Танцевать Владимир Васильев начал вопреки желанию родителей. Когда из любопытства придя с товарищем в кировский Дом пионеров, случайно оказался на уроке хореографии. В 1949 году поступил в Московское хореографическое училище. Там познакомился с Катей Максимовой. Больше они не расставались.

Александр Ширвиндт, худрук Театра Сатиры:

Когда биография взаимоотношений простирается за 70 лет, конечно, размывается какое-то ощущение реальности. Тем не менее, именно 70 лет назад мы познакомились с Володей Васильевым. Он с Катей Максимовой, своей одноклассницей, был летом в лагере балетной школы под Новым Иерусалимом около Истры. А рядом, в 3–4 км, в дачном поселке НИЛ («Наука, искусство, литература»), который существует до сих пор, проживали мы с родителями.

Ребятам было по 10 лет, мне и моим друзьям-дачникам — по 15. Мы ходили в гости к этим прелестным балерунам и были взрослые дядьки рядом с ними. Это сейчас плюс-минус пять лет — семечки, а тогда это было значимо.

Лагерь был огромный. На его территории находился совершенно казарменный ангар. В нем располагался сортир с залитым цементным полом и с дырками вместо унитазов. Прекрасно помню, как все дети прыгают в речку Истру, собирают грибы и ягоды в лесу, мы с Володей играем в волейбол, и только Катя Максимова, держась за ручку сортира, занималась станком.

Хотя это было 70 лет назад, как ни странно, мне запал в память костер в лагере. Тот, кто жил в СССР, помнит, что это такое... И там Катя читала поэму Маргариты Алигер «Зоя». Это было знаменитое произведение о подвиге Зои Космодемьянской. Катя, такая тоненькая, обалденная статуэтка, читала о войне у костра. А Володя смотрел на нее влюбленными глазами. Вот какие длинные взаимоотношения у меня с Володей и Катей. И за все годы мы ни разу не поссорились.

К сожалению, сейчас мы с Володей общаемся редко. Может быть, не к сожалению, потому что, чем реже общаешься, тем ярче и естественнее желание встречи. Поэтому я Володьку страшно ценю, страшно люблю, считаю его абсолютно штучной фигурой этой эпохи. В том, что мы широко не празднуем Володино 80-летие, очень «помог» коронавирус. Пришлось отменить все юбилеи. Но вирус пройдет, и мы сможем опять встретиться и сначала вернуться к его 79-летию. Думаю, что этот годик ему придется сбросить. И уж со всей ответственностью отпраздновать 80.

Артист балета Владимир Васильев 

Артист балета Владимир Васильев, 1968 год

Фото: РИА Новости/Александр Макаров

Служению главному театру страны пара Васильев и Максимова отдали полвека. Станцевали десятки партий, многие из которых балетоманы помнят до сих пор. Но есть роли, благодаря которым артист входит в историю. Для Васильева такой ролью стал Спартак в одноименном балете Юрия Григоровича. Не трибун, не борец, а обычный человек, который в час испытаний преодолевает свои слабости и становится героем. За Спартака Владимиру Викторовичу дали Ленинскую премию. Но еще в 1964 году Парижская академия танца назвала его лучшим танцовщиком мира.

— В Советском Союзе признание Запада если и имело какое-то значение, то не до такой степени, чтобы по этой причине «народного» давали. У нас звание не за это присуждали, — признавался Владимир Васильев в интервью «Известиям». — Нужно было не один год серьезно доказывать, что ты этого звания достоин. И оно действительно было высшим и имело огромный вес. А к определению «Лучший танцовщик» я отношусь философски. В чем лучший? В этой партии, может быть, лучший, а в той — кто-то другой. По-настоящему великие мастера, с которыми мне посчастливилось встречаться или работать, слово «я» произносили крайне редко. И это только добавляло им величия и достоинства. Впрочем, времена нынче иные: реклама и мелькание на экране — важное средство продвижения.

Александра Захарова, актриса:

Впервые я увидела Владимира Васильева в Доме творчества ВТО в Щелыкове, куда мы с родителями приехали отдыхать. Помню, как, проходя мимо играющей в волейбол компании, мама вдруг обратила мое внимание: «Вот посмотри, Саша, это — великий танцовщик». Я была маленькой девочкой, но на всю жизнь запомнила ее слова и того азартного человека на волейбольной площадке.

Одно из самых сильных впечатлений — Владимир Васильев в главной партии в балете «Спартак» на сцене Большого театра. В его танце отсутствовало земное притяжение. Казалось, он взлетает и зависает в воздухе на какое-то мгновение.

Мало кто знает, но Владимир Васильев — один из соавторов легендарного спектакля «Юнона и Авось». В 1980 году он был приглашен моим отцом в Театр Ленинского комсомола работать над этой постановкой. Я убеждена, что такой великий режиссер, как Марк Захаров, не мог пригласить для организации хореографии спектакля человека, умеющего лишь танцевать. Мой отец говорил, что Васильев — «истинный хореограф с мощным и ярко выраженным режиссерским, а может быть, философским мышлением».

В «Ленкоме» Васильев продемонстрировал, что, ко всем его актерским дарованиям, он абсолютно владеет и мастерством постановщика. Владимир Васильев придумал для драматических артистов движения, на первый взгляд, простые, но такие выразительные, что зрители думали, будто их кумиры день и ночь стояли у балетного станка. Васильев сделал так, что хореография перетекала в действие, в драму, в музыку, не делая четкой границы. Зритель не мог разделить спектакль на две постановочные зоны — драматическую и хореографическую. Васильев опередил свое время. Его хореография для драматического спектакля была совершенным новаторством. Это был своего рода скачок в будущее. Для меня Владимир Васильев в балете, как Качалов в театре, а в опере — Шаляпин.

Танцевал Васильев долго и счастливо, что не мешало ему еще и ставить балеты. С годами смог заставить танцевать персонажей Шукшина, Платонова, Астафьева. Видимо, исполнив множество партий, оценил нехватку серьезной драматургии в балете.

Владимир Васильев

Солист балета Большого театра, хореограф, театральный режиссер Владимир Васильев (в центре)

Фото: РИА Новости/Лев Носов

Современные хореографы обычно делают бессюжетные постановки, — говорил Васильев «Известиям». — Я хочу показать им, как можно работать с сюжетом, с драматургией спектакля. Поэтому в моей мастерской они должны опираться на литературу и предпочтительнее — на серьезную музыку. Не секрет, что сейчас молодежь мало читает. И этих знаний, этой основы им часто не хватает.

У Васильева своя творческая мастерская. Ему кажется, что негоже шапку снимать перед западными звездами, расстилать им красные дорожки, когда на родине своих талантов много. Страна у нас большая. Надо только присмотреться внимательно.

Сам народный артист всегда мыслил масштабно. Задумал, например, поставить Мессу си минор Иоганна Себастьяна Баха. Балет на эту музыку «Даруй нам мир» стал для него самой дорогой и желанной работой.

— Это грандиозное произведение, не сравнимое, на мой взгляд, ни с чем другим в музыке. Никогда и нигде оно не ставилось, — вспоминает Владимир Васильев. — Но я хотел это сделать, чтобы получилось нечто зрелищное. Мечтал о Ватикане. Именно на площади Святого Петра хотел показать его, собрать международный состав исполнителей. Но в конце 1980-х это сделать было сложно. Все говорили: «Да, идея замечательная!» — но дальше дело не шло. Шли годы, а идея не давала мне покоя. Большой театр или Мариинка очень подошли бы. У них и труппа огромная, и сцена, и возможности. Я хотел, чтобы на сцене одновременно находились и хор, и кордебалет, и певцы, и оркестр. Но понимал, что вряд ли это там получится.

Местом, где сбылись мечты артиста, стала Казань. Но Владимир Васильев не может расстаться с Бахом. Ему по сей день хочется, чтобы этот спектакль сыграли на сцене Кремлевского дворца. Не пиара ради, а во имя единения и добра.

Светлана Безродная, художественный руководитель государственного академического камерного «Вивальди-оркестра»:

С Володей мы дружим всю жизнь. Но это не главное, он еще крестный моего «Вивальди-оркестра». Как-то иду я со скрипкой, и тут мне навстречу Володя. Он говорит: «Куда ты со скрипкой?» — «Да я тут близко, иду на репетицию». — «Репетицию чего?» — «Моего оркестра». — «Да? У тебя оркестр? Где вы репетируете?» Я ему говорю: «В депо Белорусского вокзала». У него стали круглые глаза. Володя решил увидеть это собственными глазами. «Я тебя знаю, ты вообще без головы товарищ. Репетировать можешь и на рельсах. Но девочки?» — сказал Васильев и пошел проконтролировать.

Просидел пять часов и настолько проникся моей идеей с оркестром, что стал по-режиссерски ее дорабатывать. Он расставил девочек на сцене, мне как дирижеру и скрипачке определил место в центре. А потом решил, что у нас должны быть одинаковые платья. И хорошо бы, если бы они соответствовали эпохе Вивальди. Набросал эскиз черно-белых крепдешиновых платьев. Так что он стал еще и нашим стилистом.

За многолетнюю дружбу у нас было множество совместных выступлений с Володей Васильевым и Катей Максимовой. Давали концерты на различных площадках.

Год назад 8 марта в Большом зале Консерватории мы представили программу «Золотые мелодии мирового балета». Это было посвящение Екатерине Максимовой. 1 февраля исполнилось 80 лет со дня ее рождения. Володя выступал в роли главного героя. Это уже у нас традиция. На сцене был оркестр, звучали мелодии из балетов «Дон Кихот», «Жизель», «Спартак»... Владимир Васильев поставил все номера. Сам выходил на сцену. Публика буквально клокотала от восторга. И крики «Браво, Володя! Браво, Катя!» внезапно перенесли нас на сцену Большого театра.

Васильев–Максимова — лучшая пара в балете XX века, а Владимир Васильев — лучший танцовщик. Это звание присвоила ему Парижская академия танца. Это такое наслаждение — быть с ними много лет в тесной связи, питаться его неиссякаемым во всех отношениях талантом. Да, о многих можно сказать — «неповторимый». Но есть отдельные личности, которых не то что повторить нельзя, даже в один ряд встать не получится. Володя пишет картины, стихи. О его многогранности можно рассказывать до бесконечности. Для меня Владимир Васильев — человек эпохи Возрождения.

Но при всех талантах, он очень скромный. На определение «великий» только отмахивается. И очень сердится на меня, когда я объявляю его в программах: «Владимир Васильев — простой русский гений». Володя тут же хватает меня за руки и требует: «Прекрати!»

Сейчас он за городом, на даче. В самоизоляции пишет картины. Вот и в свой юбилей не изменит привычный распорядок. Сказал, что будет рисовать. Он любит говорить, что нельзя прерывать жизни бег. И Володя бежит, не может по-другому.

Владимир Васильев

Хореограф, народный артист СССР Владимир Васильев

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Спасла живопись

О дарованиях Владимира Васильева можно говорить бесконечно. Человек энциклопедических знаний, неуемной энергии, он пишет стихи, занимается живописью. Владимир Викторович любит говорить, что, когда неприятности, не нужно стенать. Всегда найдется, чем заняться. Вот он и занялся рисованием.

Просто мне всегда было тесно в рамках одной профессии! Это не для того, чтобы показать: «Я и это могу, и то мне по плечу». Нет. Мне хватает творчества, но мне всё интересно. Когда я начинал рисовать, делал это раза два в год. Всё время занимала основная профессия. Сейчас я рисую постоянно, каждый день. И это меня наполняет радостью творчества, — рассказывал он «Известиям».

Народный артист СССР Владимир Васильев

Народный артист СССР Владимир Васильев в сцене из балета Сергея Прокофьева «Иван Грозный» на сцене ГАБТ СССР

Фото: РИА Новости/Александр Макаров

Каждый день он самозабвенно пишет. В основном акварелью, потому что ее легче брать с собой в поездки.

— К собственной живописи я отношусь требовательно. Мне нравится сам процесс работы. Зато после — у меня огромное количество претензий к себе. Это нормальная, совершенно естественная оценка. Мне кажется, только дилетанты восхищаются плодами своего творчества. У них обычно всё — прекрасно, — говорит артист.

Васильев — профессионал высшей пробы — не ставил цели прославиться как живописец. Но выставки его картин проходят с завидным успехом. Его девиз — не опускать руки и двигаться вперед к новым вершинам. С этим настроем он и идет по жизни.

Вадим Абдрашитов, кинорежиссер:

Для меня Владимир Васильев — один из редких людей, достойных безоговорочного восхищения и уважения. Чутким слухом будущего Мастера он ещё ребенком расслышал свое призвание и смело пошел ему навстречу. Природа таких призванных щедро одаривает. Владимир — талант абсолютного звучания и многогранного проявления, великий Маэстро танца, замечательный, ни на кого не похожий художник-живописец, сценограф, проникновенный поэт, человек абсолютного благородства, чести и мужества.

Людей, которые на своих плечах держат своды искусства и культуры, не так много. А искусство Владимира Васильева прославило наше Отечество во всем мире. Он сам — явление в совершенстве таланта и человеческой красоты. Общение с ним — всегда праздник.

Я рад возможности сказать эти слова сегодня — в день рождения Маэстро.